3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Самохвалов Владимир
Катализатором роста должна выступить обрабатывающая промышленность
Самохвалов Владимир

Добрый вечер, коллеги. Хотел бы вас поприветствовать на форуме. Хотел бы отметить, что обсуждение альтернативных вариантов стратегического развития страны сейчас, действительно, актуально. Поскольку официальные прогнозы, которые мы получаем, они базируются на крайне пассивном сценарии развития нашей страны, на пассивном участии органов государственной власти в стимулировании экономического роста и, по сути, предполагают реакцию просто на некие международные тенденции, международные геополитические тенденции.

Официальные власти считают, что максимальные темпы роста, на которые можем выйти, это один, максимум два процента роста в год. Тем не менее, мы знаем, что цель по экономическому росту озвучена. Владимир Владимирович поставил задачу разработать стратегию, которая позволила бы выйти на темпы роста, превышающие среднемировые. И мы предлагаем ориентироваться на то, что экономика наша должна расти темпами свыше пяти процентов в год. Поэтому я хотел бы представить необходимые шаги, которые нужно сделать для того, чтобы сделать на данную траекторию развития.

Сразу же назову две отличительных особенности предлагаемой стратегии. Во-первых, мы считаем, что катализатором роста должна выступить обрабатывающая промышленность, поскольку обрабатывающая промышленность имеет максимальный потенциал для роста. И, кроме того, она обладает максимальным синергетическим и мультипликативным эффектом для экономики. Во-вторых, что очень важно, мы предлагаем не обсуждать сейчас институциональную среду, поскольку в мире много примеров, когда экономики с недостаточно развитыми институтами росли максимально быстрыми темпами. Мы понимаем, что институциональной средой нужно заниматься. Тем не менее, считаем, что стратегия должна сосредоточиться на устранении тех факторов, которые мешают конкурентоспособности российской продукции. И без устранения этих факторов, в принципе, о быстрых темпах роста говорить не приходится.

Как вы знаете, в прошлом году у нас обрабатывающая промышленность снизилась. В принципе, если посмотреть ретроспективу с 2002 по 2015 год, то можем видеть, что по темпам обрабатывающей промышленности мы отставали от многих развивающихся стран.

Если в целом наша экономика, наш обрабатывающий сектор вырос на 42%, то в Польше обрабатывающий сектор вырос на 170%, в Чехии, в Корее, в Турции обрабатывающая промышленность удвоилась. По экспорту мы точно так же отстаем, и что очень важно, мы отстаем по доле занятых в обрабатывающей промышленности по сравнению не только с развитыми странами, но и с развивающимися странами.

Мы считаем, что слабые результаты обрабатывающих секторов являются следствием, по сути, слабой экономической политики. Неправильно считать, что наша экономика, наша промышленность не развивается потому, что все предприятия производят продукцию недостаточного качества. Мы считаем, что ключевая проблема – это то, что созданы такие условия, при которых, даже если наши предприятия начнут производить лучшую продукцию, все равно мы не сможем конкурировать с зарубежными странами, в первую очередь, например, с Китаем.

Мы сравнили себестоимость производства отдельных видов продукции в разных странах. И показываем, что в настоящее время, к сожалению, себестоимость производства мебели у нас выше, чем в Европе на 20%. Себестоимость производства тканей выше, чем в Юго-Восточной Азии на 10-15%. Себестоимость производства тракторов даже выше, чем в Канаде, я уж не говорю про Китай. И ключевыми факторами, влияющими на высокую себестоимость, являются процентные ставки, налоговая система и высокая стоимость комплектующих.

Поэтому в нашей стратегии мы предлагаем сфокусироваться на трех направления: на реформировании принципов внешнеторговой деятельности; на формировании стимулирующей налоговой политики; и на совершенствовании денежно-кредитной политики. Еще раз хотел бы подчеркнуть, что это не значит, что не нужно заниматься институциональной системой. Надо. Но без реформ в данных направлениях говорить об ускоренном экономическом развитии не следует.

При разработке направлений госполитики мы учитывали, безусловно, опыт, накопленный. Во-первых, мы учитывали опыт выхода страны из кризиса 1998 года. Во-вторых, мы учитывали Толковый тариф Менделеева, который применялся в конце 1919 года. Напомню, что в конце 1919 года реализация разумной протекционистской политики, которая предполагала не только защиту от внешних рынков, но и создание условий для развития производства, позволило в три раза увеличить объем обрабатывающей промышленности за 10 лет. Точно таких же результатов примерно удалось достичь после 1998 года, когда за счет устранения ограничений в экономике и создания просто условий для развития бизнеса удалось стремительными темпами выйти из кризиса.

Мы сформулировали принципы государственной промышленной политики. Они представлены. Подчеркну два главных момента. Первое. Мы считаем, что меры поддержки должны носить системный характер и должны быть направлены на все сектора. При этом необходимо создавать инструменты, которые будут доступны не отдельным предприятиям, а в целом всем игрокам в том или ином секторе экономики. Второй принцип, очень важный, это то, что приоритетом государственной поддержки должны стать все существующие промышленные предприятия, кто сумел выжить и кто сейчас накопил опыт работы в постсоветское время. Мы считаем, что для обеспечения экономического роста нет необходимости искать какие-то отдельные точки роста. Если создать условия для развития промышленности, то бизнес сам решит, куда инвестировать, и экономика начнет функционировать самостоятельно.

Еще раз хотел бы подчеркнуть, что данные принципы могут быть использованы не только по трем направлениям, о которых мы говорим, – это налоговая политика, внешнеторговая политика и денежно-кредитная политика. Но точно такие же принципы можно использовать и при проведении политики технического регулирования, экологического регулирования, при реализации политики по антимонопольному регулированию, по реализации направлений по жилищно-коммунальному хозяйству и так далее. Остановимся на трех направлениях. Начнем с внешнеторговой политики.

Внешнеторговая политика в принципе выполняет в теории четыре функции. Во-первых, она задает условия конкуренции между отечественными и зарубежными производителями. Во-вторых, обеспечивает значительную часть доходов государства. В-третьих, является важным дополнением к внешней политике государства. И, в-четвертых, задает модель развития страны – то ли сырьевая, то ли технологическая. Так вот, в нашей стране, к сожалению, внешнеторговая политика выполняет исключительно фискальную функцию, а должна быть увязана со всеми направлениями, касающимися повышения конкурентоспособности отечественных производств.

Если мы посмотрим на объем прямой государственной поддержки экспортеров, то мы увидим, что существующий объем поддержки кратно отстает не только от развивающихся стран, но и от развитых стран. При этом хотел бы отметить, что те инициативы, которые сейчас реализует Министерство промышленности, и по созданию специальных порталов, и по созданию Российского экспортного центра, они, безусловно, необходимы. Но без значительного пересмотра подходов к экспертной поддержке, эти инициативы останутся какими-то такими штучными, ручными и не позволят придать импульс для развития нашей страны ускоренными темпами роста.

Безусловно, нужно отметить, что вступив в ВТО, мы значительно ограничили свои возможности по использованию внешнеторгового регулирования. Тем не менее, считаем, что все же возможности остаются. У нас три варианта. Мы либо можем обходить ограничения, существующие в рамках ВТО, либо реформировать ВТО изнутри, либо вообще принять решение о выходе. Конечно, решение о выходе является крайней мерой. Мы считаем, что существующего инструментария в принципе достаточно. И этот инструментарий нужно использовать максимально эффективно.

Речь идет как об экспортных и импортных пошлинах, которые допустимы в соответствии с условиями вступления в ВТО. Речь идет о нетарифном регулировании, об экспортной поддержке и о юридической поддержке в рамках торговых расследований и в рамках членства в разных ассоциациях.

Каковы наши рекомендации в области внешнеторговой политики. Их пять. Первое. Мы считаем, что необходимо обозначить основным приоритетом политики в области внешнеэкономической деятельности создание условий для развития не сырьевого производства, конкурентоспособного, как на внутреннем рынке, так и на внешнем рынке. Этот, казалось бы, простой принцип на самом деле означает, каким образом должны решаться вопросы о каких-то импортных пошлинах в отношении полуфабрикатов или в отношении сырья. Поскольку речь идет о том, чтобы создавать продукцию с высокой добавленной стоимостью, значит, пошлины на полуфабрикаты должны быть по возможности минимизированы, в соответствии с условиями, на которых мы вступали в ВТО.

Второе. Признать возможность и целесообразность активного использования допустимых в рамках ВТО тарифных и не тарифных способов повышения конкурентоспособности продукции. Надо сказать, что Министерство промышленности сейчас активно использует этот принцип. Тем не менее, мы хотели, чтобы этого принципа придерживались и другие органы власти. И вопрос о целесообразности поддержки отечественных производителей, в принципе, уже не обсуждался.

Третье. Необходимо активизировать борьбу за интересы российских производителей на международной арене. Необходимо кратно увеличить объем экспортной поддержки. Объем экспортной поддержки можно будет увеличить, в том числе, за счет использования избыточных золотовалютных резервов. Об этом мы будем говорить позже.

Четвертое. Очень важно, что уровень защиты и экспортной поддержки должен определяться не волюнтаристски, а на основе расчетов по конкурентоспособности производимой продукции. И экспортные, импортные пошлины, и объем субсидий должен быть таким, чтобы выравнивать условия функционирования бизнеса в России и за рубежом.

Переходим к налоговой политике. Уже не раз сегодня было сказано в рамках форума, что текущий уровень фискальной нагрузки крайне высок. Уровень государственных изъятий из экономики составляет 40% от ВВП. Есть эксперты, которые говорят о том, что невозможно сравнивать российскую экономику с другими, поскольку у нас большая доля добывающей промышленности. Тем не менее, если мы вычтем экспортные пошлины, все равно окажется, что уровень государственных изъятий, по сравнению с Китаем или США, у нас выше в два раза.

Наша налоговая политика, к сожалению, выполняет исключительно фискальную функцию и не стимулирует развитие обрабатывающих секторов промышленности. Мы знаем, что последние три года в нашей стране реализовывался налоговый маневр, который заключался в увеличении ставок НДПИ, в увеличении акцизов и в снижении таможенных экспортных пошлин на сырую нефть. В результате, это привело к росту цен на энергоносители на 15-30%. И это даже несмотря на то, что последние три года у нас цена на нефть снижалась, и происходило укрепление рубля.

Кроме того, если посмотреть на уровень налоговой нагрузки, то выяснится, что уровень налоговой нагрузки значительно отличается в машиностроении от металлургического комплекса, например. Если в металлургии отношение налогов к выручке составляет семь процентов, та же самая ситуация и в химии, то в машиностроительном комплексе отношение налогов к выручке составляет уже 25-30%.

Система налогообложения физических лиц, по сути, у нас является регрессивной. У нас существует плоская шкала подоходного налога, но при этом существует регрессивная шкала социальных взносов. В результате получается, что работодатель, собственник или руководитель предприятия обрабатывающей промышленности в реальности налогов платит на единицу заработной платы больше, чем компании нефтегазового сектора.

Маркированные налоги у нас не выполняют свою функцию. Они не позволяют финансировать соответствующие фонды. Дефицит Пенсионного фонда составляет порядка 50%. Дефицит Дорожного фонда составляет порядка 70%. И таким образом, целесообразность маркировки налогов вызывает вопросы.

Каковы наши рекомендации по налоговой политике. Ввести пятидесятипроцентную инвестиционную льготу по налогу на прибыль. Провести обратно налоговый маневр, снизить акцизы на дизельное топливо и ввести дифференцированный возврат НДС, как это сделано в Китае. Отменить маркировку налогов и при этом ввести единый доход на физических лиц с прогрессивной шкалой. Провести корректировку принципов бюджетного федерализма в пользу регионов. Увеличить долю региональных бюджетов в налоговых доходах. В настоящее время у нас, в основном, налоговые доходы приходятся на федеральных бюджет и делятся в соответствии с соотношением 70 на 30: 70 – в федеральный бюджет, 30 – это регионы.

Переходя к денежно-кредитной политике, о которой сегодня уже несколько раз говорили в рамках пленарных сессий, хотелось бы отметить, что, действительно, в настоящее время наш Центральный банк проводит крайне консервативную денежно-кредитную политику. Соотношение быстрых денег к ВВП и кредитов к ВВП крайне низкое. Процентные ставки высокие. Это все приводит к снижению промышленного производства. При этом мы хотели бы отметить, что золотовалютные резервы позволяют у нас проводить стимулирующую денежно-кредитную политику. Мы посчитали необходимый объем золотовалютных резервов по критерию Рэдди, и пришли к выводу, что до 200 млрд долларов в той или иной степени может быть направлено на реализацию стимулирующей денежно-кредитной политики, направленной на развитие реального сектора экономики.

Каковы наши рекомендации в области денежно-кредитной политики. Во-первых, мы считаем, что развитие производства и экономический рост должен стать одним из приоритетов Банка России. Это полностью позволит поменять направление госполитики в области денежно-кредитных отношений. Первое. Необходимо обеспечить реальный сектор доступным кредитованием за счет постепенного снижения ключевой ставки до уровня инфляции плюс один процент. Второе. Необходимо сократить объем золотовалютных резервов. Освободившиеся средства можно использовать для развития экспортного кредитования отечественных производителей для приобретения зарубежных технологий и так далее. Как я уже сказал, объем 200 млрд долларов в год при том, что у нас сегодня на экспортную поддержку тратится в районе 1 млрд долларов.

Дальше. Необходимо обеспечить доступ малых и средних банков к системе рефинансирования и установить судебный порядок отзыва банковских лицензий, чтобы отзыв банковской лицензии воспринимался не только как просчет менеджмента, но и как просчет, в том числе, надзорных органов. Банк России должен, по возможности, сохранять, санировать те банки, которые испытывают определенные трудности.

По нашим оценкам, реализация вышеназванных направлений позволит выйти на темпы роста в районе пяти процентов в год. В ваших брошюрках более агрессивные сценарии. Тем не менее, после консультаций с академическими кругами, с экспертным сообществом мы пришли к выводу о том, что можно немножко скорректировать, сделать более консервативные, реалистичные оценки. Это порядка пяти процентов темпы роста в год. При этом значительно увеличится доля обрабатывающей промышленности, с 12% в структуре ОП до 15-ти.

Наиболее активный рост будет показывать, по нашим оценкам, инвестиционное машиностроение, поскольку именно в данном секторе кроется максимальный потенциал. Мы считаем, что предприятия машиностроительного комплекса способны расти с темпом роста порядка 10-12% в год. И, по сути, они будут являться катализатором экономического роста.

На этом все. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что мы считаем цифру в пять процентов роста ВВП не какой-то космической, она абсолютно достижима, в том случае, если государство поставит задачу реализовывать стимулирующую, налоговую, внешнеторговую и денежно-кредитную политику. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: