Крупнов Юрий Васильевич
Импортозамещение за 2 года
Импортозамещение за 2 года

Это в последние два месяца неоднократно озвучивал и президент Путин. Первый момент – это то, что нам нужно не просто импортозамещение, а опережающее импортозамещение. Мне кажется, это фундаментальный момент и надо полностью это поддержать, чтобы импортозамещение действительно не вылилось просто в переписывание товаров с убогой экономикой, то, что мы говорили – размазанное по всему фронту. Надо импорт замещать наперед, создавая свою, здесь абсолютно согласен с Владимиром Вольфовичем, самодостаточную экономику. Вот ключевой термин.

И второй момент. Когда Путин говорит о том, что нам (и все так посмеялись) за 2 года, за двухлетку надо осуществить колоссальный маневр в импортозамещении. Опять же, мне кажется, это надо поддержать, потому что ничего другого у нас не остается. Мы, как Константин Анатольевич сказал, по сути в ситуации войны и нужно обсуждать не плюсы, минусы мобилизационной экономики, а совершенно конкретные стратегии такой двухлетки. Поэтому опережающее импортозамещение, двухлетка опережающего импортозамещения. Мне кажется это надо просто поддержать и консолидироваться здесь с руководством страны.

Другое дело, что возникает вопрос – а кто это будет делать? Потому что мы понимаем, что правительство, которое работает в системе адаптации глобальной финансово-экономической системе, оно неспособно это организовать. Поэтому ключевой момент – это вопрос: нужно правительство развития, которое эту бы двухлетку опережающего импортозамещения могло организовать. Это первое.

Второе. Мне кажется, когда мы говорим «импортозамещение», все говорят, конечно, это такой эвфемизм, иносказание. Потому, что речь идет о том, что существующая 25 лет социально-экономическая система и экономика, она не работает абсолютно, даже по минимальным потребностям страны. Поэтому, мне кажется, зря пропустили то, что, опять же, Путин сказал страшную вещь: 12 февраля он сказал, что у нас экономический рост является функцией от роста цен на нефть. То есть, если в это вдуматься – то это сумасшедшее признание, потому что, получается… А сейчас еще цены – цены не могут, во-первых, расти вечно. Они же не могут 1000, 2000 и так далее. То есть, мы все равно останавливаемся, но они еще и снижаются, плюс еще девальвационные процессы. Поэтому оказывается, что вся наша экономика – это функция от цены на нефть, которая устанавливается по другим законам, чем наш труд.

Поэтому, еще раз считаю, что центральный тезис – это самодостаточная экономика. По сути, если говорить нормальным языком – это автаркия. Автаркия не с точки зрения закрытости, не с точки зрения ухода от мировых связей и так далее, а способность производить той продукции и в том количестве, которая необходима стране. Если считать, а мы уже находимся в состоянии войны, то далее вопрос очень простой: а есть ли у нас технологическая база, чтобы производить столько оружия, питания и боеприпасов, чтобы, соответственно, как минимум защитить страну? Сегодня в мире главное – не количество производимого, а способность это производить. А у нас этой способности нет. И здесь, конечно, Михаил Витальевич абсолютно прав по поводу того, что главное, что надо импортозамещать – это технологическую базу. Мы утеряли технологический суверенитет. То, что у нас в 20 раз количество занятых в станкостроении сократилось – это и есть основная проблема. Но вместо того, чтобы сконцентрироваться на станкостроении и дальше эту технологическую базу выводить на всю экономику, мы никуда не двигаемся.

Поэтому по большому счету у нас убогая экономика, она завязана на нефтедоллар и нам нужно от нефтедоллара переходить к техно-рублю. То есть, к своим технологиям, как самодостаточной экономике, где этот техно-рубль будет позволять решать все наши вопросы, в том числе, если нужно, клиринговый рубль, в том числе, уходя или аккуратно создавая параллельную систему от нефтедолларовой системы, потому что все остальное означает сегодня для страны смерть. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: