Калинский Олег
Импортозамещение с высоким экспортным потенциалом
Импортозамещение с высоким экспортным потенциалом

Добрый вечер, уважаемые коллеги. Я являюсь членом Общественной палаты, и хотел бы несколько слов сказать о реиндустриализации, поскольку эта тема важна. Я практик, я работаю 15 лет в черной металлургии в той или иной ипостаси, поэтому хотел бы сначала отметить следующее.

Наверное, нам необходимо понять, где находится мир. Я не думаю, что в РФ будет восстановлен Госплан, Внешторг, и будут установлены ограничения на вывоз капитала, поэтому давайте будем разговаривать в тех реальных условиях, в которых мы живем.

Сегодня, говоря о реиндустриализации, многие спорят о том, насколько будет выгоден стране долгосрочный девальвационный эффект. Я, как человек, работающий в реальном секторе экономики, хотел бы сказать, что, на мой взгляд, на взгляд многих людей, которые работают в черной металлургии, машиностроении, автомобилестроении, девальвационный эффект будет иметь крайне короткий характер, и вызвано то следующими обстоятельствами. Прежде всего, наиболее конкурентоспособные экспортно-ориентированные отрасли или подотрасли российской экономики в своей себестоимости львиную долю затрат несут на обслуживание импортного оборудования и покупку импортных запчастей, а выручка у большинства из них рублевая. От девальвации они не только получают дополнительную маржу, но она снижается, а на конкурентоспособных экспортных рынках весьма жесткая конкуренция, и зачастую недобросовестная. Поэтому если мы говорим, что очень долгий девальвационный эффект позволит нам быстро реиндустриализироваться, я бы поспорил с этим тезисом.

Сегодня говорят об импортозамещении с высоким экспортным потенциалом. Правильный ли этот посыл? На мой взгляд, весьма правильный, только необходимо найти те точки, или те отрасли, или предприятия, которые конкурентоспособны на экспортных рынках, потому что если мы начнем их создавать с нуля, к моменту, когда экспортная конъюнктура может улучшиться, мы опять выйдем с устаревшими технологиями или видами продукции на те рынки, которые наиболее высококонкурентоспособны.

Далее я бы хотел обратить ваше внимание на несколько предложений, которые уже рассматриваются или рассматривались. Здесь нет ничего нового, но они важны именно в нынешней ситуации. Первое – формирование профстандартов, которых уже утверждено 400, в Национальном совете при президенте по профквалификациям. Почему это важно? Здесь присутствует большое количество представителей научной и академической среды, и я сам в Московском институте стали и сплавов более 10 лет преподаю, и знаю качество подготовки студентов, и насколько часто эта подготовка оторвана от реалий сегодняшней жизни, и того производства, на которое студенты должны по идее идти после окончания вузов. Поэтому работа над общеобразовательными стандартами в связке с профстандартами, и между работодателями и научными учреждениями и вузами представляется крайне важной.

Второе. Сегодня много говорят о том, что нужно прекратить повышать налоговую нагрузку, и установить мораторий, но часто забывают о том количестве квазиналоговых фискальных или неналоговых платежей, которые платят российский бизнес, предприниматели и предпринимательское сообщество, поэтому сегодня необходимо говорить о моратории на неналоговые платежи, которые по своей структуре и функции несут налоговый элемент, и пока этого сделано не будет, мы должны понимать, что 2% студентов, которые сегодня в России хотят стать предпринимателями, эта доля будет снижаться к 1% и к отрицательным величинам, потому что сегодня предпринимательством в России, к сожалению, заниматься невыгодно.

Третье. По Закону «О промышленной политике», который был принят. Я не соглашусь с коллегами, что там нет механизмов, которые бы помогали промышленности. На самом деле они там есть – это специальные инвестиционные контракты и Фонд развития промышленности. Недавно был утвержден его генеральный директор Алексей Комиссаров, который до этого работал в Правительстве Москвы. Поэтому такие механизмы есть, и здесь посыл к нам всем. Я сегодня слышал: «А что нам делать? Почему мы как-то должны менять ситуацию?». А кроме нас с вами ее никто не изменит. Если здесь есть бизнесмены, которые работают в отраслях, курируемых Министерством промышленности, а я работаю в такой отрасли, вы, наверное, знаете, что пока вы сами не пойдете, не заявитесь к участию, не найдете ключевой департамент и ключевых людей, отвечающих за вашу отрасль, не сядете и не будете с ними обсуждать план мероприятий и настаивать на своей точке зрения, писать письма, входить в экспертные советы, никто к вам самостоятельно не придет.

И поэтому я абсолютно согласен с коллегой, который говорит, что есть внимание и есть поддержка там, где вы на этой поддержке настаиваете, где вы объединяетесь и совместными усилиями отстаиваете свои интересы.

И последнее. Сегодня говорят о том, что необходимо развивать малый и средний бизнес. У нас в структуре ВВП, к сожалению, его всего 20%, в Америке более 50%, в странах Западной Европы более 60-70%. Но зачастую также слышатся призывы о том, что необходимо развивать крупных чемпионов, компании, и следовать промышленной политике взращивания национальных чемпионов. По моему мнению, одно другому не мешает, и эти процессы могут быть комплиментарными. Сегодня есть инициативы, которые были приняты 27 января распоряжением Правительства в плане мероприятий об устойчивости экономики и социальной среды, направленные на увеличение доли закупок малого и среднего бизнеса в закупках госкомпаний и корпораций с госучастием, и наша с вами задача, чтобы эти инициативы были реализованы, чтобы был общественный контроль, и чтобы госкомпании и корпорации с государственным участием закупали у малого и среднего бизнеса. Можно вернуться к теории и к институциональному подходу, о котором писал Дуглас Норт, уважаемый господин Гэлбрайт, и там очень серьезно и качественно расписана сила или влияние корпораций. И сегодня, к сожалению, в нашей стране сила корпораций весьма и весьма велика, у нас экономика не является полностью конкурентной, или хотя бы околоконкурентной, а зачастую олигопольна, и поэтому нужен общественный контроль за тем, чтобы и малый, и средний бизнес при такой ситуации могли развиваться.

И последнее. Господин Рязанов сегодня сказал о том, что у нас денежный агрегатор М2 не растет, и непонятно, каким образом тогда развивать экономические процессы. Я всецело это поддерживаю, потому что считаю, что исследования, которые говорят, что у нас две трети инфляции – это немонетарная инфляция, на мой взгляд, весьма качественны, и пока у нас с немонетарной инфляцией государство и общество не справится, у нас, к сожалению, будут продолжаться перекосы в экономике, и даже те шансы, которые нам дают санкции, девальвационный эффект, по реиндустриализации России будут весьма ограничены. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: