3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Ждановская Александра
ГАТС и ВТО являются отказом от социального государства
Ждановская Александра

Я хотела бы обратить ваше внимание на связь реформ, которые происходят в сфере образования, здравоохранения, пенсионной реформ, а также других, с влиянием международных финансовых институтов. В частности, это происходит под давлением Международного валютного фонда, который требует рестриктивной бюджетной политики, коммерциализации и так далее. Если кому-то интересна эта тема подробнее, у меня вышли книги в издательстве URSS «Куда ведут Россию МВФ, Всемирный Банк и ВТО?».

Сегодня я хотела бы более подробно остановиться именно на влиянии соглашения ГАТС ВТО. Мне кажется, мало осознается, что ВТО как-то соотносится вообще с социальным государством. Мой тезис, который я хотела бы проиллюстрировать и показать в том, что ГАТС и ВТО являются отказом от социального государства. В западной литературе, немецкой, англоязычной литературе есть много на эту тему, с чем я хотела бы вас и познакомить сегодня.

ГАТС – соглашение по торговле услугами. Тут мы опять сталкиваемся с нашей проблематикой: чем является социальное государство, чем является образование, здравоохранение – это услуги или права? Если это услуги, вопрос: на каких условиях они оказываются, кому-то оказываются, кому-то не оказываются. Мы видим, что ГАТС (соглашение по услугам) относят к соглашению ВТО. Что входит в ГАТС? Кроме туризма, строительства, бизнеса, туда входят образование, здравоохранение, медицина, водоснабжение, природные ресурсы (касается России) и многие другие тоже области.

Что требует ГАТС? ГАТС требует постоянной либерализации, то есть постоянного открытия этих областей, сфер для доступа международного бизнеса, то есть они рассматриваются как рынки. Это рынки, и тут есть разные формы присутствия (например, коммерческое присутствие – поставки услуг).

Какие основные правила ГАТС? Если какая-то сфера открывается, то она должна открыться для всех стран. Нельзя вводить ограничения участия иностранного капитала, например, в собственности. Иностранные фирмы приравниваются в правах с национальными фирмами. Мы видим, к чему это может приводить. Нами не осознается, может быть, и кажется диким, но в соглашении ГАТС есть такие пункты, что иностранные частные компании в сфере здравоохранения могут также требовать предоставления им субсидий, несмотря на то, что их задача отличается от государственных учреждений. Государственные институты и университеты обязаны государством предоставлять всем медицинские услуги или образовательные услуги.

Если будет идти речь о предоставлении их частными компаниями, то как показывает опыт в других странах, где была проведена коммерциализация, доступ к общественным благам сократится.

Есть очень такой хитрый пункт – внутригосударственное регулирование в ГАТС, который предусматривает, что регулирование какой-то сферы в образовании, здравоохранении и так далее, должно быть не более обременительно, чем необходимо. Вопрос: кто определяет это «необходимо»? Тут возникает проблема в том, что если раньше социальное государство являлось вопросом национального суверенитета, то есть люди теоретически в парламенте могут выработать стратегии развития своего социального государства, то теперь происходит следующая ситуация: в соответствии с соглашением ГАТС все эти вопросы становятся вопросами международных переговоров. То есть одна сторона может выдвинуть другой стороне в соответствие с ГАТС требования о раскрытии какой-то сферы, доступа туда, коммерциализации каких-то областей. Получается, что решения, которые раньше должны были приниматься демократически населением, теперь принимаются или переговоры происходят между министерствами торговли, то есть относятся к совершенно другой области.

Есть такой тест – проверка необходимости для национальных законов. По соглашению ГАТС ВТО будет проверять наши – может быть, уже проверяет – национальные законы, в частности в сфере образования, здравоохранения и так далее, на необходимость. Вопрос: в чьих интересах, и кто будет сидеть в комиссии? Заниматься этим будет комиссия ГАТС по урегулированию споров. Мы видим, что социальные, экологические, трудовые права, права потребителей перемещаются в другую область принятия решений. Эти вопросы, не более обременительно, чем необходимо, будут рассматриваться перед судом ВТО. Сейчас идут переговоры как раз по внутригосударственному урегулированию, где все эти пункты включены.

Когда Россия вступала в ВТО, у меня была возможность пообщаться с экспертом в этой области Элен Голт, у которой есть публикации по Канаде. Она сказала, что перед судом ВТО пока было несколько судебных процессов, касающихся услуг, но как только переговоры о внутригосударственном урегулировании вступят в силу, то начнутся иски перед судом ВТО и по секторам услуг. Это все прописано, но не хватает принятия законов – может быть, они и были уже приняты, пока я не отслеживала. По этому поводу Министерство торговли США говорит, что Россию можно будет заставить соблюдать обязательства по услугам – прямо прямым текстом – посредством суда ВТО.

Основной принцип, который, к сожалению, не всеми был осознан при вступлении России в ВТО и принятия соглашения ГАТС, – это то, что в этом соглашении есть принцип непрерывной либерализации. Что это значит? С одной стороны, Россия, вступая в ВТО, по услугам подписывала специальное соглашение. С другой стороны, там в каких-то областях было прописано: допустим, образование сейчас открываем на столько-то, на столько-то закрываем; в здравоохранении какие-то сферы пока у нас закрыты, куда-то мы не пускаем – допустим, не пускаем международных инвесторов, мы еще не коммерциализуем (00:24:34) эти сферы. К сожалению, мне тогда не удавалось донести, что проблема в том, что мы обязаны как страна - член ВТО будет проводить непрерывную либерализацию. Мы не можем сказать, что мы остановимся на этом. Это было не условием нашего вступления: мы вошли, мы закрыли эти сферы и дальше не идем, а это был начальный пункт. Дальше другие страны будут требовать от нас открытия этих областей, и не открывать их будет невозможно.

Есть и другие неприятные пункты. Отказаться от либерализации можно через три года при условии компенсации.

На мой взгляд, это касается суверенитета страны, а если мы решили, например, изменить нашу социальную политику, тогда без выплаты компенсации международным инвесторам мы изменить ее уже не можем. Есть также пункт прозрачности, что мы должны информировать про все наши законы. Понятно, для чего – чтобы их смотрели на совместимость и непротиворечивость. Переговоры происходят так, что мы предлагаем то, что мы готовы открыть, от нас требуют то, что мы готовы открыть. В интернете есть документы этих требований, но эти документы не публикуются. Документ, что вы видите выше, случайно стал доступен прессе. Здесь написано «Документ с ограниченным доступом», то есть это не только не обсуждается в Парламенте, но и не доступно людям.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: