30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Мансуров Таир Аймухаметович
Евразийский Союз: верить или не верить?
Евразийский Союз: верить или не верить?

5. Уважаемые коллеги, глобализация и интеграция – несомненно, генеральные направления развития современной мировой экономики, и мы знаем, что в мире существует около 30 региональных объединений от зоны свободной торговли, таможенных союзов, все, что касается общих рынков, экономических и валютных союзов. Наиболее известные из них – Европейский союз (ЕС), МЕРКОСУР, НАФТА, АСЕАН и другие. Но поскольку темой нашего пленарного заседания является «Евразийский экономический союз. Как реализовать возможности?», обозначу реперные точки современной евразийской интеграции.

Прежде всего, 29 марта 1994 года президент Казахстана в стенах Московского государственного университета представил общественности свой евразийский проект. Он назывался «Проект о формировании Евразийского союза государств», который он изготовил тщательно на основе опыта международной интеграции». В Большом зале Московского университета собрались известные ученые России, известные академики, внимали проект, который для многих казался каким-то будущим, несбыточным. Помню, что один из известных академиков задал президенту вопрос: «Как вы думаете, если ваш проект не реализуется?». Естественно, 1994 год, постсоветское пространство, огромные центробежные устремления, которые есть, на многих территориях идет война, конфликты. Ответ президента был очень краток: «Не боюсь. Рано или поздно, мы его реализуем. От этого мы никуда не денемся».

Последующие годы люди знакомились с этим проектом. Проект предполагал то, что мы сегодня называем экономическим союзом со всеми классическими формами, которые к тому времени были адаптированы в мире. Мы знаем, что основателем этой теории был известный американский профессор, который говорил четко и ясно: «Последовательность интеграции – это зона свободной торговли, таможенный союз, экономический и валютный союз, и дальше валюта и так далее.

Поэтому эти шесть лет до 2000 года методом проб и ошибок двигались на постсоветском пространстве. Создавали одну структуру, интеграционный комитет, потом другие, три страны было, пять стран. В конце концов, в 2000-м году после этого периода наконец создали новую международную экономическую организацию Евразийское экономическое сообщество. Это было 10 октября, поэтому в тот период казалось, что наконец нашли правильный выход, чтобы системно начать работу по интеграции.

Прежде всего, было обеспечено нормальное проведение зоны свободной торговли. Без ограничений товары, произведенные в пяти странах, свободно перемещались через границу.

Через семь лет в 2007 году, когда товарооборот между пятью странами - это, прежде всего, Россия, Казахстан, Белоруссия, Таджикистан и Кыргызстан – увеличился в 4,5 раза от 29 млрд. до более чем 130 млрд., это позволило главам трех государств, которые были готовы с правовой точки зрения и с точки зрения развития своей экономики – это Россия, Казахстан и Беларусь – наметить план формирования Таможенного союза. И в течение 2007, 2008, 2009 года по классической схеме создания таможенного союза, который, прежде всего, должен иметь таможенную территорию государств, которые объединяются в Таможенный союз, должен быть свой Таможенный кодекс, и вся товарная номенклатура, которая входит на данную территорию, должна быть с единым тарифом. Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности наших стран была более 13 тыс. наименований от иглы до самолетов. Расхождения были очень большими. Россия и Беларусь были несколько ближе, поскольку близки были во взаимодействии, союзное государство строили, у них было где-то 85% схожих тарифов, с Казахстаном где-то около 64%, но в течение 2008-2009 года сделали очень многое для того чтобы был единый тариф, чтобы он на 100% соответствовал для всех стран, любой товар, который приходил на территорию России, имел защиту. В связи с защитой своих товаропроизводителей налоги на автомобили были 25-30% стоимости, а в Казахстане не было такого, чтобы были такие тарифы и пошлины. Пошлина была там практически нулевой. Производителей автомобилей не было кроме тех, которые сейчас появились, поэтому разница стоимости позволяла на этой территории передвигаться, но свести их к единому знаменателю – это была огромная и сложная работа. Я помню, в 2009 году 9 июня собрались премьеры, министры всех трех стран, и оставшиеся вопросы решили завершить. Я вам скажу, без перерыва работали 6,5 часов во главе с премьер-министром Путиным, премьер-министром Сидорским, премьер-министром Масимовым и всеми остальными, и смогли наконец решить все вопросы, и заявить прессе, что с 1 января 2010 года. А мы тогда работали с Сергеем Юрьевичем Глазьевым вместе, я, как генеральный секретарь, возглавлял ЕврАзЭС, Сергей Юрьевич возглавлял, как ответственный секретарь, комиссию Таможенного союза. И мы услышали, что с 1 января мы запускаем работу Таможенного союза с единым таможенным тарифом. Естественно, было изъятие около 500, для каждой стороны были особые моменты, которые они брали на 3-5 лет. И когда, завершив эту работу, мы наутро пришли на работу, посол Евросоюза в Москве господин Марк Франко решил с нами встретиться. Мы с Сергеем Юрьевичем принял его утром. Он говорит: «Как так? Неужели заработает Таможенный союз? Что заявили премьеры? Может быть, премьеры ошиблись, может, премьеры - не окончательное решение? Может, президенты должны утвердить? Может, парламенты? Не может быть, чтобы с 1 января у вас заработал Таможенный союз». Мы ему говорим: «Господин Марк Франко, мы с вами встречаемся каждые полгода, с 2007 года уже шестая встреча, мы же вам постоянно говорили» - «Не верим» - «Это ваша проблема. Единственно, что можем посоветовать: скажите своему начальнику, господину Баррозу, пусть поздравит трех премьеров и трех президентов, которые приняли такие решения».

И мы с 1 января 2010 года ввели таможенную номенклатуру полностью на все 13 тыс. наименований товарной номенклатуры. Оставалось еще и Таможенный кодекс ввели, его ввели в июле, после этого надо было решить все вопросы по таможенной границе, и с 1 июля 2011 года он заработал в полноформатном режиме. Представьте, когда мы говорим об интеграции, решаем проблемы, что для населения важно, как люди ощущают интеграцию? Наверное, люди должны почувствовать улучшение своей жизни. Что им надо? Прежде всего, безопасность и вся социальная сфера, то, что ощущается: здравоохранение, образование, культура. Когда мы начали работать в полноформатном режиме с Таможенным союзом, 4,5 тыс. таможенников РФ, 2,5 тыс. таможенников казахстанской стороны ушли с самой большой сухопутной в мире границы в 7,5 тыс. км. На этой сопредельной территории с российской стороны 12 регионов, 26 млн. населения, с казахстанской стороны семь регионов, 6 млн. населения. 32 млн. человек, которые в ежедневном режиме общаются между собой, они испытали огромное облегчение. Мы уже не говорим о том, что и воздушное, железнодорожное сообщение почувствовали, что нет таможенников на границе. Это была величайшая заслуга того, что за эти короткие временные отрезки смогли это сделать.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Федор Хорохордин
Баварский бизнес в России
26.01.2015

Федор Хорохордин
Большинство бизнесменов проявляет оптимизм
27.03.2014

Нейтан Хант
"Не ищите врагов извне"
23.03.2016

Герхард Пфайфер
Перед Россией стоит задача развивать когорту поставщиков
26.03.2015

Леонид Вардомский
Россия идет на Восток
26.03.2015

Константин Бабкин
О влиянии санкций на российкую и германскую экономику
26.01.2015

Юрий Крупнов
Мина Евразийской интеграции
26.03.2015

Джульетто Кьеза
Турбулентность в мире
23.03.2016

Уильям Энгдаль
Крах гегемонии
26.03.2015