3-4 апреля 2018
Российская академия наук.
Кашин Владимир
Экономические модели и предпочтительные пути развития
Экономические модели и предпочтительные пути развития

Я предлагаю вернуться немного назад. Мы все – сторонники и противники – работаем в одной колее. В этой колее толкаем друг друга, пытаемся забежать вперед кого-то, но эта колея ведет в определенную сторону, и мы уже 15 лет в этой колее идем. Если вернуться немного назад мы увидим, что существует две экономические модели в мире. Одна из них либеральная экономическая модель. Она отличается тем, что это низкие налоги, то есть, дешевое правительство; второе – негосударственные, то есть, частные деньги; и третье – отсутствие государственного долга. Вот если взять эту либеральную модель, у нас в мире достаточно распространена, основные страны — это Швейцария, США, Китай придерживаются этой модели. В России, насколько я слушаю дискуссию, я по-моему единственный сторонник этой модели, больше никого нет, ни в правительстве, ни в оппозиции.

Вторая модель, которую мы формально выбираем, эта модель социально-рыночной экономики. Она вообще в Европе распространена действительно, и мы с ней работаем. Но в ней есть определенная слабость, что вся социальная нагрузка, все социальные гарантии держатся на прочной экономической базе. Если мы возьмем Германию - там действительно прочный научно-технологический и промышленный комплекс, и на этом уровне они себе живут хорошо.

Мы эту объявленную модель взяли, но промышленность из нее выкинули, производственный сектор выкинули. Мы сидим на трубе, посадили на трубу. В этом плане мы приближаемся к модификации Греции. Греки, которые хотят жить как немцы, но работать не хотят. Причем, греки сейчас объясняют, что не потому, что мы сами виноваты, а нам рекомендовали закрыть предприятия, уничтожить промышленность, поскольку она неэффективна и вот теперь вы нас кормите. Мы к этой греческой модели приблизились, за исключением того, что у нас лучше, чем в Греции, потому что у нас есть нефть и газ, и мы сидим на трубе, у Греции такого газа нет. С греками сейчас проблема: выгнать их вроде как нельзя, а платить за них никто не хочет.

Разница между двумя моделями, она очень конкретна. Если при первой модели, при либеральной модели в социальной сфере используется термин «страхование», конкретно, что государство помогает только людям, попавшим в страховые случаи, то есть, скажем – пенсионеры, больные и так далее. То при социальной модели это модель обеспечения, когда государство берет и обеспечивает за свой счет целую группу населения, в том числе, скажем, олигархи тоже получают пенсию, на самом деле это не страховой случай, но они все равно пенсию получают.

Наша идея заключается в том, чтобы начать с низких с налогов и перейти к либеральной модели. Как это можно сделать? Очень просто. Налоги нужно уменьшить как минимум в два раза, Оксана Генриховна может подсказать, если наши руководители не знают, где в бюджете есть лишние затраты. И тогда мы можем рассчитывать, что у нас промышленность вообще будет развиваться. Если этого нет, то мы ничего не сделаем.

С деньгами тоже очень просто, вот сейчас Центральный банк что делает? Это полное безобразие на самом деле, при всей их псевдонаучной терминологии. Действительно, если они не справляются с этим делом, со стабильным рублем – возьмите, пригласите немцев. У немцев марка выросла с 4 марок за доллар до 2,5 в момент введения евро. Или китайцев, где юань против всех мировых валют укрепляется. Давайте пригласим китайцев или немцев, и они это все дело наладят.

Есть самый простой вариант, его подсказал Улюкаев, что у нас денежная масса покрывается валютными резервами. Давайте, в конце концов выкинем рубль, перейдем все на доллары в один момент – и все, у нас все проблемы решаются, с процентными ставками и со всем остальным.

Есть на самом деле масса предложений по либерализации нашей экономики, когда мы развяжем наших предпринимателей, о чем много говорили, от налогов в первую очередь, потому что при нынешних налогах ни один проект промышленный себя не оправдывает, его просто нельзя начинать. Любой бухгалтер вам скажет, что в конце будет убыток. Значит, тогда мы можем сдвинуться действительно в правильном направлении. Пока, если конкретно взять формулировку: мы находимся в переходе от АКМ-1 до АКМ-2. Первая АКМ – это административно-командная модель, которая была раньше, а сейчас мы уже перешли к модели административно-криминальной экономики. Спасибо за внимание.

ВОПРОСЫ:

Вопрос 1: Вот я все время слышу, что снизить налоги на бизнес, а кто-нибудь считает, что они слишком высокие какие-то? Проблема же не в том, какие проценты налога сейчас платят, какую прибыль…

ОТВЕТ: Какие налоги платит бизнес? У нас бизнес платит три налога: налог на прибыль, НДС и налог на имущество. Ни в одной стране мира такого нет. В США нет налога на имущество, в США нет НДС. И поэтому наша нагрузку – в восемь раз на бизнес, это с одной стороны. Оксана Генриховна, нет налога на имущество ни в одной стране мира. Это разные вещи, если вы не понимаете разницу, то в Налоговом кодексе четко написано, что такое налог на имущество и что такое налог на недвижимость. Второе: налоговая нагрузка на труд, на заработную плату предприятий – рекордная в мире. Я написал в своем блоге на klerk.ru – 70%, меня поправили – 76%, это рекордная нагрузка в мире. Пока эту систему не изменят, производить в России невыгодно, нельзя.

Вопрос 2: Вы знаете, что высокие налоги не дают развиваться, но налоги платит потребитель. И если все бизнесмены будут платить высокие налоги или низкие налоги, то конкурентных преимуществ у того или у другого предпринимателя нет.

То есть, вопрос собираемости налогов, вопрос – если один предприниматель платит, другой не платит, тогда один из предпринимателей получает конкурентное преимущество. Если мы все платим по 20% или по 30%, или по 40% – это фактически платит потребитель и на бизнес это не влияет. Ведь ставка налога, по сути, бизнесу не мешает. Вот насколько вы думаете – все-таки собираемость налогов или размер ставки важнее?

ОТВЕТ: У меня есть аргументы, я могу повторить, но просто не буду занимать время. Я просто сошлюсь на читателя, который в моем блоге ответил, когда я говорю про налоговую нагрузку, он говорит: «Да, мы собираемся с друзьями-предпринимателями, и когда мы начинаем обсуждать – какой проект можно сделать в России? Это можно делать, это можно делать. Когда начинаем считать – в России это сделать нельзя, надо делать в какой-то другой стране». Прохоров сказал очень конкретно: «Развивается Сколково, я буду брать эти изобретения, буду патентовать их в Америке, а производство буду организовывать в Китае».

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Дмитрий Курочкин
Состояние российско-экономических деловых связей
26.01.2015

Руслан Гринберг
Что угрожает нам сегодня?
26.03.2015

Петр Лабзунов
Под управлением либералов мы превратимся в в экономического карлика
26.03.2015

Юрий Шушкевич
Биоэкономика
26.03.2015

Булат Нигматулин
Рецепт здоровой экономики в цифрах
26.03.2015

Алан Фриман
Производственный ресурс – человек
26.03.2015

Дмитрий Стрежнев
Государство и труд
23.03.2016

Джонатан Тенненбаум
Что такое реальная экономика?
26.03.2015

Аллен Динг
Шелковый путь – с древних времен до наших дней
26.03.2015