Дмитриева Оксана Генриховна
Что на самом деле будет, и то, что реально надо делать
Что на самом деле будет, и то, что реально надо делать

Если говорить об импортозамещении, то фактически это можно говорить о промышленной политике, сельскохозяйственной политике.

Что касается макроинструментов, то они есть, которые способствуют импортозамещению, но их не так много. В основном, все инструменты, которые должны обеспечить импортозамещение, они находятся на микроуровне и если все предыдущее время мы основное внимание уделяли макрополитике, макроэкономическим инструментам, и они все были крайне неудачными, то микроэкономику мы как-то забыли. А там, на самом деле, все еще гораздо хуже, о чем я говорю.

Ну, если говорить о макроуровне, то единственный инструмент, который реально может обеспечить импортозамещение – это курс рубля и его как бы, во всяком случае, неукрепление. Это дает эффект, кратковременный эффект, но дает, а настоящее импортозамещение, масштабное возможно только если это будет подкреплено еще другими инструментами. Теперь что касается микроэкономики, обеспечения импортозамещения уже на микроуровне.

Имеется в виду политика предприятия и отраслей. Ну, вы знаете, если это не делалось 20 лет, то люди это делать не умеют, они забыли ка это делается, они не знают, как это делать, они даже не знают какие направления нужно в этом плане задействовать. Ну, вот посмотрите: по сельскому хозяйству ввели санкции, мы ввели санкции на импорт сельскохозяйственной продукции. Казалось бы, это ветер в паруса нашей сельхозиндустрии и перерабатывающей промышленности. Но это ветер в паруса, если паруса переставляют, как-то адаптируют. А ими же никто не занимается. Казалось бы, что надо было делать именно сейчас, в течение 2 месяцев? Нужно было делать прямые контракты между регионами, обеспечивать доставку сельхозпродукции из сельхозпроизводящих регионов в регионы сельхозпотребляющие, надо было авансировать сельхозпроизводителей, надо было авансировать потребкооперацию, надо было развивать самое примитивное – ярмарки выходного дня и восстанавливать всю ту мелкую розницу, которую только что задавили. Потому что именно она могла принять продукцию отечественного сельхозпроизводителя. Это сделано? Это не то, что не сделано, это даже не знают, что это надо делать, это даже не обсуждается, это даже задача такая не ставится. Вот это, казалось бы, самый такой элементарный пример.

Далее, говорилось о ВТО. Да, действительно, это шанс для того, чтобы отказаться от совершенно невыгодных для страны ограничений и правил, которые связаны с договором по вступлению в ВТО. И что? Мы отказались от налогового маневра в связи с этим? Мы сказали, что – нет, мы будем увеличивать экспортную пошлину и не будем увеличивать НДПИ на газ и нефть? Нет. Налоговый маневр сокращается, все самые вредные рекомендации ВТО мы продолжаем выполнять.

Далее: мы поняли уже, что вложение средств в чужую экономику – это вещи абсолютно вредные и очень уязвимые. Мы что отказались от бюджетного правила? Нет. Бюджетное правило сохраняется и более того, сказано, что и дальше, и 2015 год мы будем вкладывать доходы от нефти и газа сверх определенной величины в чужую экономику. Якобы это нам обеспечит стабильность. Далее: вопиющим бичом для нашей экономики, отечественного производителя является система государственного заказа, ранее пресловутый 94-й закон, а теперь не менее пресловутый закон «О федеральной контрактной системе». Казалось бы, сейчас, в условиях импортозамещения можно за счет госзаказа поддержать отечественного производителя, но отечественный производитель должен иметь стратегию. Он должен знать, что ему не случайным образом сегодня закажут 10 изделий, а завтра 0, а послезавтра, может быть, через какого-то посредника, десятые руки он получит заказ еще на 5, он должен иметь стратегию, возможность знать, что у него будет постоянный потребитель. Но наше законодательство о федеральной и контрактной системе – это совершенно, значит, его нет, это делать невозможно. Поэтому у нас детский дом получает молоко не из соседнего фермерского хозяйства, а по конкурсу – через тысячи километров молочный напиток китайского производства. Вот все импортозамещение.

Теперь по поводу научно-технической политики. Вы знаете, конечно, координационные органы можно создавать, которые будут координировать научно-техническую политику. Но для того, чтобы что-то координировать нужно, чтобы эта научно-техническая политика была, нужно чтобы она хотя бы была в каких-то отдельных областях. Но ее нет, это полное отсутствие структуры. Поэтому тут фактически поле пустое, надо возрождать, воссоздавать, собирать по кусочкам. Воссоздавать снова отраслевые научно-исследовательские институты, которые в каждой отрасли определяли научно-техническую политику, экономическую политику, потому что экономической политики даже нет, вообще нет ничего, пустота. Поэтому, собственно говоря, на микроуровне, то, что я сейчас охарактеризовала, ситуация еще хуже, чем на макро. Поэтому мой прогноз – будут делать то, что умеют делать. А что умеют делать? Умеют делать различные схемы.

И все импортозамещение уйдет в изобретение различных схем: как заместить продукцию китайским или еще каким-то производством или создать какую-то схему, под которой будут ввозить продукцию тех же европейских производителей или еще каких-то через непонятный, значит, третьи, четвертые, пятые, шестые страны. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: