Ершов Владимир
Что можно спросить с политологов, с юристов, финансистов?
Что можно спросить с политологов, с юристов, финансистов?

Уважаемые дамы и господа, товарищи, вот слова «инновация», «модернизация», я думаю, что многие со мной согласятся, носят уже ругательный смысл и оттенок, потому что слова эти произносятся уже второе десятилетие, но ничего не происходит. На вчерашних и сегодняшних выступлениях прозвучало очень много дельных и очень умных советов. Но что же нам мешает? Нам действительно нужна новая индустриализация, которая позволит совершенно по-другому развить нашу замечательную страну. Основой модернизации всегда являлось машиностроение.

Машиностроение сегодня у нас находится даже не на положении бедной Золушки, его нет, оно просто отсутствует, оно просто рухнуло все у нас. Хочу напомнить молодым участникам нашей конференции, что в 1990 году, когда проходила международная выставка в Париже, Советский Союз был представлен 49 станками с цифровым программным управлением, и все эти станки в последний день работы выставки были проданы Соединенным Штатам Америки, Японии и ФРГ. Я напомню еще, что в 1990 году Советский Союз был третьим в мире по выпуску станков, главным образом с цифровым программным управлением: на первом месте были японцы, на втором ФРГ, и на третьем были мы, США были только на четвертом месте. Сейчас мы только производим около 3 тысяч станков в год – это позор. Это позор сегодня всем тем, кто отвечает у нас за это в руководстве и правительстве, но, по большому счету, спросить-то не с кого. Что можете спросить с политологов, с юристов, финансистов? Еще неизвестно, какое качество у них образования, но самое главное, что они не понимают: если человек никогда не руководил производством, у него нет инженерного мышления, просто невозможно добиться тех результатов, которые мы от них ожидаем. Очень надеюсь и уверен, что мудрость и политическая воля нашего президента Путина позволит по-другому совершенно решить вопрос, так как, мы с вами видим, был решен вопрос по Крыму, и в таком стиле дай бог, чтобы решимость и смелость была до конца и в этой области. Не согласен со многими выступлениями, которые говорят, что предприятия, коммерция должна решать эти вопросы. Государство и еще раз государство, только государство обязано решать все эти вопросы. Я думаю, что настанет в ближайшее время вопрос, когда будет поставлен очень остро вопрос о национализации крупной промышленности и крупных предприятий. По-другому просто нельзя.

Еще. Мы с вами советские люди, мы с вами знаем, что лучшее самое, что было у нас, напомню, что те китайцы, которые получили великолепных американцев – там тоже есть великолепные экономисты, производственники, мы с вами это знаем, и они помогали китайцам выстраивать нынешнюю экономику и производство, – и они обратились к тогдашнему советскому руководству, Горбачеву, но он их не принял, а они обратились к нему только с одной просьбой: «Пожалуйста, не трогайте госплан, занимайтесь рыночными отношениями, вводите, но только не трогайте госплан – это преступление». И сейчас мы с вами видим, что у нас отсутствует системный подход. Мы с вами, в основном, с инженерным подходом, и должны понимать, что если не будет у нас своего современного госплана, нам просто невозможно будет выстраивать отношения.

Мне доводится в силу работы общаться со многими чиновниками из различных министерств. Ну, не хочу никого осуждать, конкретно называть, я думаю, что многие со мной согласятся, но это просто невозможно без сожаления на них смотреть. Любой министр, он представляет собой генерала армии. Заместитель министра – это не ниже генерала-лейтенанта, начальники управлений, или, как сейчас называется, начальники департаментов – это генерал-майоры, а все остальные – это уже те, кого мы с вами знаем, как полковники, подголовники. Но, к сожалению, величайшее большинство современных министров не являются даже капитанами.

Сегодня в выступлениях прозвучало очень много дельных соображений о том, что новое – хорошо забытое старое. Так вот 120 лет назад, когда еще при Александре III Российская империя была больше, чем Советский Союз, это была территория, я помню, Финляндии, Польского царства, Закавказья, Средней Азии, еще даже часть Персии, а население было такое же, как сегодня у нас с вами – 140 миллионов человек, – так на все про все, на всю Российскую державу тогдашнюю с таким же, как сегодня населением, требовалось 300 тысяч чиновников и полицейских-жандармов в общей сложности. Сегодня у нас с вами более чем 1,65 млн. чиновников и более 2 млн. полицейских.

Сергей Серебряков: Это притом, что появилась связь, интернет, самолеты и так далее.

Владимир Ершов: Да. Особенно обращаясь к нашим молодым участникам, которые так уповают на этот Интернет, на мобильную связь. Хочу вам сказать, 30 лет тому назад порядка и дисциплины было в десятки раз больше, чем сейчас. Не было мобильных телефонов, но было четкое понимание, что человек должен делать и как он должен исполнять, ответственность была высочайшая. Бич нашего времени, что сегодня начальников больше, чем подчиненных. Не могу не затронуть вопросы образования.

В конце прошлого года в Германии проходило мероприятие, которое называлось «Конкурс людей рабочих специальностей». Было 57 стран-участников, Россия была представлена 21 специальностью. Более 1,5 участников. Так вот российские представители заняли одно из самых последних мест. Это говорит о колоссальном развале нашего профессионально-технического образования. Это тоже имеет системный характер.

В 1990 году во всем Советском Союзе было 2 миллиона 100 тысяч студентов в высших учебных заведениях, и было 600 вузов и филиалов. Сегодня мы имеем 3600 вузов, и почти 8 миллионов студентов, но только качество образования большинства выпускников вузов… А почему такое количество? Поясню. Некоторые учатся на двух-трех специальностях, поэтому такое большое количество. Но мне довелось за последние годы общаться более чем 30 ректорами вузов по всей матушке России, и они говорят об одном, что студенты получают высшее образование, какое-никакое, но, в основном, конечно, ниже плинтуса в нашем с вами зале. Я думаю, что самое страшное даже не это, а страшное, то, что у большинства нынешних студентов отсутствует нормальное среднее образование. Главная задача средней школы – научить человека говорить и писать, и с этой функцией он не справляется. Даже то сочинение, которое будет внедрено с этого года при условии, что человек будет пользоваться всеми доступными средствами: Интернетом, связью. Получается, это не его мысли будут.

И еще об очень важным. Надо еще со школьных лет каждого нашего человека, я думаю, что нам нужно обязательно все лучшие традиции имперской советской школы восстанавливать, у нас есть прекрасная школа, научить человека фундаментальным знаниям еще в школе, и нам, конечно, нужно сокращать количество юристов, финансистов, которые стране просто-напросто не нужны. Это иллюзия, якобы у человека высшее образование.

Нам всегда нужно помнить завет первого российского императора Петра I. Этот завет великолепно выполнялся и в советское время. Это, во-первых, выстраивание жесткой вертикали власти, во-вторых, получение лучших западных технологий и образцов техники, и третье, имеющее колоссально важное значение – это отстаивание собственной уникальной цивилизации, российской. Великолепно, мы с вами видели, с этим наше высшее руководство справилось, когда видели присоединение Крыма к России.

Еще что очень важно в нашей с вами работе? Нам нужно, чтобы на каждом участке, чем бы человек ни занимался, начиная от работы дворника – дворнику тоже надо учиться, а не просто мести – до управления государство нужно относиться с высочайшим уровнем профессионализма и с колоссальной любовью к людям, и когда у нас будет сочетание этих двух важных качеств, у нас с вами будет другая страна. Спасибо.

Сергей Серебряков: Кстати, по вопросам системы образования. Огромными усилиями неравнодушных людей удалось отменить учебник обществоведения для шестого класса, в котором наших детей учили технологии нейролингвистического программирования об употреблении наркотиков. Вот наше качество системы образования. И здорово, что эти неправительственные организации убирают из страны, потому что финансировали создание этого учебника именно эти неправительственные организации.

Владимир Ершов: На сегодняшний день в нашей стране, в нашем государстве денег предостаточно с огромным колоссальным избытком, но мы с вами видим, что используются не по назначению. И еще, что важно, требуется не на 15, 20, 30%, а в разы, в 2-2,5, наверное, в 3 раза снизить стоимость электроэнергии, стоимость газа и стоимость железнодорожных перевозок. Три основных у нас монополиста. Напомни, что 15 лет тому назад, когда руководителем Правительства Российской Федерации был Евгений Максимович Примаков, и замечательные были инженеры, такие, как Масляков, в течение девяти месяцев руководства этим министерством ни один из естественных монополистов ни на копейку не поднял свои тарифы, хотя желание было огромное. И только тогда, когда сменился Кабинет министров, все стало расти, как на дрожжах.

Константин Бабкин: Может быть, более глубоко этот вопрос отвечайте, где надо, потому что у нас есть еще одна проблема – про амортизацию говорили, которая используется не по назначению. А я вообще являюсь сторонником того, что, по крайней мере, фундаментальные отрасли, такие как металлургия, энергетика, у них вообще должно быть жёсткое регулирование. Вот имеешь рентабельность 10% – 24% ставка по налогам, рентабельность подняло до 30% – 100% ставка по налогам, то есть им надо ограничить рентабельность, и заставить амортизационные отчисления, которые у них есть, пускать на развитие этих технологий, и тогда у нас не будет такого безумного роста тарифов, к примеру. Как идея.

Владимир Ершов: Но это задача государства.

Вопрос: Вопрос к последнему докладчику. Было сказано, что скоро придём к необходимости национализации крупных предприятий. В этой связи сразу два вопроса последовательно один за другим. Во-первых, как вы считаете, это возможно в современных условиях? Во-вторых, имеет ли смысл сейчас уже разработать проект Федерального закона «О национализации»?

Владимир Ершов: Да, считаю, что это жизненно необходимо. Все крупные предприятия, мое твердое мнение, они должны находиться в руках государства.

Из зала: А если это эффективные собственники?

Владимир Ершов: Не существует, ни одного эффективного собственника вы не приведете мне, потому что государство на сегодняшний день у нас, поскольку мы с вами уже много раз выясняли, кто руководит правительством и всеми федеральными ведомствами, такая публика, несчастная, жалкая публика, они просто неспособны решать. А еще, нам всегда показывают пример Запада. От 40% до 60% в ведущих капиталистических странах, собственно, находится у государства. И еще: нам все-таки нужны наши российские примеры, и не только крупная промышленность, все портовые хозяйства, морские порты тоже. Каким образом решить? Это элементарно. Поскольку у государства есть достаточно средств, есть вариант выкупа по той цене, которая есть. И все-таки давайте, как нас Достоевский еще в свое время учил, у нас жажда справедливости. Когда вся российская промышленность и все российское хозяйство было приватизировано за стоимость, которая была соизмерима с тем, что мы, как туристы, выехали когда за рубеж в 2004 году, мы столько же денег потратили, сколько стоили наши предприятия. Все же прекрасно понимают, дураков же нет.

Константин Бабкин: Я бы хотел с одним вопросом добавить, что просто перевод собственности, национализация в сторону государства не даст никакого результата. Есть государственные компании, которые на металлолом уже вырезали, заводы. Без качественного повышения управления, и на основе другой кадровой базы, и с жесточайшей ответственностью за судьбу этих предприятий.

Владимир Ершов: Совершенно с вами согласен. И такие люди, как наши сегодняшние ведущие, когда будут руководить и в промышленности, и в нашем правительстве, тогда у нас с вами будет другая страна.

Хочу напомнить, есть замечательный советский фильм «Долгие версты». Один из последних эпизодов, майор Ананьев собирает своих командиров и ставит перед ними задачи, и говорит знаменитую фразу, которую все прекрасно знают: «Кадры решают все. – Останавливается, потом говорит. – Или ничего?» – «Смотря какие кадры подберешь». Так что кадры – полностью согласен. Вот когда вы будете руководить, скажем, Министерством промышленности, тогда у нас будет другая совершенно ситуация. И количество чиновников нам нужно уменьшать.

Константин Бабкин: Да кадры ниоткуда не появятся, мы опять возвращаемся.

Владимир Ершов: Они есть, кадры.

Константин Бабкин: Есть, но все равно нам нужна система воспроизводства кадров.

Владимир Ершов: Безусловно, нужна, нужно выстраивать эту базу, И нужно, чтобы молодые люди жаждали стать не юристами и финансистами, а инженерами, техниками и специалистами, но это должна быть востребованность.

Владимир Ершов: 15 лет тому назад, когда в эти дни войска НАТО бомбили Югославию, и я многим американцам задавал вопрос, почему они так себя ведут, они отвечали просто: «Потому что вы, русские, вы, Россия, провоцируете нас своей слабостью», и наш президент…

Президенту не нужны адвокаты, но я все-таки выражу поддержку и с огромным – то, что мы видели с Крымом, – уверен, что и у Владимира Владимировича будет мудрости, политической воли принять кадровые решения с тем, чтобы услышать то, что было сказано замечательно за сегодняшний-вчерашний день. Спасибо. Мы не имеем права быть слабыми.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: