3-4 апреля 2018
Российская академия наук.
Хорохордин Федор
Большинство бизнесменов проявляет оптимизм
Большинство бизнесменов проявляет оптимизм

Большое спасибо, г-н Тишендорф. Спасибо организаторам этого форума за приглашение на столь интересное мероприятие. Действительно, ситуация сейчас непростая. Мне достаточно часто приходится общаться с представителями российского и баварского бизнеса.

Мы работаем здесь, в Москве, прежде всего в интересах малых и средних предприятий из Баварии. Таким крупным, как Knauf, Siemens, BMW, я думаю, гораздо легче, и у них больше дыхания для того, чтобы пережить определенные негативные моменты. Вчера только было заявление концерна Siemens здесь, в Москве, что они, невзирая на ситуацию, продолжают заниматься здесь локализацией и вкладывать деньги, инвестировать.

Мы, как я уже говорил, работаем в интересах прежде всего среднего бизнеса, даже где-то отчасти малого бизнеса. Конечно, чего греха таить, есть очень большая озабоченность. Есть опасения по поводу возможного свертывания отношений. Претензии в этом плане далеко не всегда высказываются в адрес российского государства, а в общем-то, все чаще и чаще в адрес Брюсселя, Берлина, по поводу того, что все-таки, наверное, надо было как-то потоньше действовать, не доводя ситуацию до тех крайностей, в результате которых мы сейчас все столкнулись с новыми свершившимися фактами.

Большинство бизнесменов, надо сказать, проявляют хороший оптимизм. Я сам такой оптимизм проявляю, хотя я здесь выступаю в России в двух ипостасях. Оставаясь российским гражданином, я представляю прежде всего баварский бизнес. Поэтому, может быть, мне и сложнее, а с другой стороны, интереснее заходить на ту или иную проблему с двух сторон, пытаясь ее объективно оценить. Вообще, здесь уже прозвучало упоминание о Франце Йозефе Штраусе. Это можно говорить о том же Siemens, который еще 200 лет назад пришел в Россию. Можно еще дальше копнуть до эпохи Екатерины и Петра, еще раньше. Баварский бизнес давно и успешно в России работает.

Безусловно, сейчас важно не допустить, чтобы большой задел в сфере российско-германских отношений (баварцы здесь всегда, на мой взгляд, были локомотивом развития этого движения), чтобы не порушить в одночасье то, что было наработано, а наоборот, продолжить усилия в том смысле, что выходить на новый потенциал сотрудничества.

Я здесь, наверное, должен взять под защиту г-жу Меркель, поскольку в ее адрес тут прозвучала критика. Все-таки сравнивая с другими странами Евросоюза, не говоря уже о политике администрации США, Берлин проводит достаточно взвешенную политику. Это видно по высказываниям Меркель и Штайнмайера, министра иностранных дел. Сейчас все больше и больше, по-моему, утверждается точка зрения о том, что далеко не одна Россия виновата в том, что происходит. Мы видим это и по тем попыткам Евросоюза и Германии в первую очередь как-то активнее работать в этом плане и с нынешним украинским руководством.

Я думаю, мы все-таки должны это пережить. В значительной степени от нас всех сейчас, мне кажется, необходима такая хорошая разъяснительная работа, прежде всего в направлении демонстрации преимуществ, перспектив сотрудничества между Россией и Германией, что, безусловно, относится к баварскому бизнесу и к другим землям в Германии. Я работаю на этом месте уже больше чем 3,5 года. Мы знаем, что экономика в Германии экспортно-ориентированная. Большинство предприятий – это малые и средние. Они всегда очень пристально смотрят на новые рынки. Российский рынок для них был и остается очень привлекательным, несмотря на все известные проблемы.

Поэтому нам нужно разъяснять ситуацию и в хорошем смысле пропагандировать работу с российскими партнерами в России прежде всего для тех, кто еще колеблется, а тем более немножко испугался, заколебался в свете последних событий, потому что если вы спросите представителей бизнеса, опять же среднего бизнеса, который давно здесь в России уже находится, то в 99% вы услышите, в общем-то, достаточно оптимистичные и хорошие прогнозы, что, в общем-то, люди не очень хотят уходить из России даже в свете каких-то последних негативных событий, хотя, опять же, я должен сказать, что здесь помимо геополитических аспектов, возникших в самое последнее время, безусловно, в негативном плане, к сожалению, сказываются и некоторые другие факторы.

В первую очередь это относительная слабость российской экономики. Если в 2012 году объем торговли только одной Баварии с российскими регионами составлял 13,5 миллиардов евро, то в прошлом году он упал до 11,5. К сожалению, по-прежнему болезнь нашей экономики, российской, ее экспорт в ту же Баварию две трети – это энергоносители. Если Германия зависит от поставок российского газа, если мне память не изменяет, в среднем 40%, то у Баварии это достигает 45%. Основной газ поступает по все тому же газопроводу, о котором говорил г-н Лебан, через границу с Чехией.

Еще одна проблема, которая происходит тоже из того, что я говорил. Экономика России. В последнее время мы все видим заметное ослабление рубля по отношению к евро. Конечно, слава Богу, это, наверное, неплохой стимул для российского экспорта, но, с другой стороны, опять же, из моих разговоров сплошь и рядом приходится слышать, что это обернулось серьезной проблемой. Многие российские партнеры баварских фирм уже осуществили предоплату каких-то поставок.

Вы знаете, востребованы машины и оборудование. Сейчас требуют скидок, пересмотра цен, поскольку им стало трудно изыскивать дополнительные средства для оплаты уже того, о чем они договорились и что они заказали. Вот конкретное проявление, не говоря уже о том, что, понятно, в этой ситуации зашевелились конкуренты на азиатском континенте (я не буду называть конкретно, но мы все знаем), которые предлагают примерно ту же номенклатуру машин, оборудования и станков. Пускай хуже по качеству, хуже по сервису, но тем не менее они свою нишу начинают у тех же немцев успешно, к сожалению, на мой взгляд, отвоевывать.

Что еще можно сказать? Даже несмотря на последние события, никто ведь не отменял идею (я надеюсь, до этого не дойдет) партнерства для модернизации, которую предлагал еще Штайнмайер тот же, будучи вице-канцлером при правительстве Шредера. Сейчас, когда сформировалась в прошлом году новая правящая коалиция в Берлине, эта идея витает, и она активно поддерживается германским бизнесом.

Те проблемы, которые мы сейчас видим (как в геополитическом плане сложности, так и в российской экономике), мне кажется, тем не менее они должны придать новые импульсы усилиям, предпринимаемым в нашей стране с тем, чтобы по возможности избавиться от этой злосчастной энергозависимости поставок энергоносителей как основного источника валютных поступлений и все-таки шаг за шагом, несмотря на все подводные камни и трудности, сделать так, чтобы активнее переводить нашу экономику российскую на инновационный путь развития.

Последнее, может быть, замечание. Мы достаточно часто приводим делегации из Баварии. Опять же, в составе этих делегаций в основном представители малого и среднего бизнеса. Очень сложно для них найти здесь партнеров. Мы были в Поволжье в прошлом году. Как правило, в качестве партнеров выступают огромные постсоветские гиганты, до которых трудно просто достучаться – с помощью местных организаций, без помощи местных организаций.

Что я хочу сказать? Средний бизнес, конечно, в нашей стране еще не развит. Он хромает, извините за выражение, пока еще на обе ноги. Очень мало производящих предприятий. По сути дела, для среднего бизнеса из стран Западной Европы, из той же Германии, из той же Баварии найти адекватного партнера очень сложно, и, конечно же, это сказывается.

Другая проблема. В те же российские регионы (совершенно понятная, закономерная цель, поставленная руководством нашей страны) привлечение иностранных инвестиций, но иногда приходится видеть, насколько эта работа ведется малопрофессионально. Иногда просто говорят: «Приводите фирмы, дайте деньги. Через 10 лет вернем с прибыли». Никаких разработанных планов профессиональных, ничего. Поэтому здесь я, может быть, призвал бы интересоваться в том числе зарубежным и немецким опытом привлечения инвестиций.

Наше представительство этим активно занимается. Мы возим бизнесменов и чиновников в Баварию, с тем чтобы они на месте, например, изучали такую тематику, как помощь, поддержка малого и среднего бизнеса, привлечение инвестиций, региональный маркетинг. Понятно, что эффект от этих поездок имеет и другая сторона. Мы знакомим баварский бизнес с интересными людьми, от которых зависят какие-то торгово-экономические связи.

Подытоживая то, что я сказал, мне кажется, что и в нынешней ситуации у нас сохраняется очень большой потенциал сотрудничества. Здесь можно многому поучиться друг у друга и, опять же, постараться придать импульс этому сотрудничеству и раскрыть те потенциалы, которые еще существуют.

Андрей Кобяков: Спасибо. У меня есть вопрос к вам, если позволите. Сегодня у нас так получается, не сговариваясь, как ни странно, определенная последовательность диалога и разговора у нас идет. Действительно, вы упомянули программу партнерства для модернизации. Предыдущий оратор после вопроса со-модератора высказал суждение, что то, что мешает двигаться быстрее в рамках глубокой модернизации и развития с помощью германских технологий, германского бизнеса, это, может быть, недостаток доверия.

Я так понял из ваших слов, что вы считаете более важным фактором в этом отношении недостаточность каких-то политических и организационных усилий, в том числе, местных руководителей и региональных руководителей. Я думаю, что, наверное, можно также сказать, что по большому счету не до конца дорабатывают наши торгово-промышленные палаты и другие организации, которые могли бы в действительности дать просто совершенно другие условия и базу данных, и работать просто по-другому с привлечением германских компаний в Россию.

Правильно ли я делаю вывод, что, на ваш взгляд, этот фактор является, может быть, одним из главных тормозящих, а с другой стороны, в нем заложен потенциал реальный для ускорения процесса?

Хорохордин Ф.В.: Безусловно, вы правы, хотя я не стал бы, наверное, обобщать. Скажем, представительство Баварии существует с 1995 года. Первоначально оно возникло в результате установления и развития партнерских связей Баварии с Москвой. Потом к этому добавились связи Баварии с Санкт-Петербургом, но в последние годы все больше и больше официальные круги в этой земле ФРГ, и бизнес присматривается к другим российским регионам.

Что я хочу сказать? Наверное, просто надо выбирать, потому что регионы разные в России. Они сейчас все больше и больше начинают конкурировать друг с другом. Это тоже, на мой взгляд, очень хорошее развитие, в том числе в борьбе за привлечение иностранных инвестиций и в общем плане экономического развития.

Поэтому одна из моих задач, например, и моих коллег, с которыми мы здесь работаем, состоит в том, чтобы рекомендовать баварскому бизнесу те регионы, где мы видим наибольший потенциал и где рамочные условия для развития предпринимательства, в том числе для иностранного бизнеса, кажутся нам более благоприятными, чем в некоторых других регионах. Наверное, тут можно долго перечислять эти регионы: кто-то похуже, кто-то получше.

В прошлом году мы плодотворно свозили очень большую делегацию в Татарстан, в Самару и в Ульяновск. Все было очень результативно, поскольку мы своими глазами смогли увидеть и убедились в том, что там реально, особенно в Татарстане, предпринимаются очень серьезные усилия для поощрения инвестиций и бизнеса. Так работают профессионально. Ульяновск стремительными темпами догоняет. Я надеюсь, тут, может быть, кто-то из Самары есть. Не сочтите это за серьезную критику. Самара тоже пробуждается от спячки и начинает стремительно развиваться. В целом тенденция очень хорошая.

Конечно, есть и недостатки, на мой взгляд. Есть, например, у меня и у моих коллег определенные претензии к системе российских торгово-промышленных палат, но пример очень небольшой, простой. Помимо общей работы в интересах баварского бизнеса мы на регулярной основе пытаемся пристраивать здесь в российских регионах предложения баварских фирм, которые мы получаем из Баварии. Мы их обобщаем, рассылаем. Гораздо проще бывает эти предложения пристроить напрямую российскому бизнесу, который, если ему интересна какая-то фирма в той же Казани или Ульяновске, просто мертвой хваткой вцепился. Мы познакомили людей. Дальше они садятся за стол.

Если мы обращаемся к некоторым (подчеркиваю – к некоторым, не всем) торгово-промышленным палатам, во-первых, требуют деньги, хотя мы работаем бесплатно. Тут, видимо, нельзя, поскольку в Германии система торгово-промышленных палат – это система обязательного членства. У палат есть деньги. У наших финансирование, прямо скажем, отличается от того, что принято в Германии. Им надо зарабатывать деньги, но в результате страдают взаимные интересы бизнеса. У нас меньше возможностей связать друг с другом интересы бизнесменов и вообще найти их.

Иногда, когда рассылаешь предложения баварских фирм, по принципу выстрелил и забыл: разослал и уже заранее знаешь, что в принципе ничего от этого не будет и никуда дальше эта информация в нужные руки не попадет. Много разных проблем. Я бы не хотел, наверное, все здесь перечислять. Есть вопросы. Где-то они успешно решаются, а где-то еще их предстоит решать. В общем, где-то это уже давно не является проблемой. Регионы очень разные. Наша задача – выявить, с нашей точки зрения, наиболее интересные и привлекательные.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: