3-4 апреля 2018
Российская академия наук.
Гринберг Руслан Семенович
"Без мордобоя"
"Без мордобоя"

Я хочу начать с того, что я сказал вчера – положение наше хорошее, но не безнадежное. А вообще-то говоря, мы четвертый раз собираемся здесь, и вроде бы одно и то же рассказываем - как все плохо, что начальство нас не слушает, - и на этом все заканчивается.

Должен сказать, что мы здесь единомышленники в одной очень важной сфере. Мы единомышленники в том, что нам не нравится, какая экономическая политика проводится нашей властью. Идут разные споры, почему она не меняется, почему Президент медлит, не увольняет того-то, сего-то, уже давно пора. И это уже тоже стало, что ли, забавой. Идут протесты, идут спекуляции по поводу того, что того или этого не уволили.

Похоже, что мы живем действительно в каком-то странном мире и странной стране. С одной стороны, есть ясное понимание того, что в основном экономический курс деструктивный, и мне особенно важно подчеркнуть, что сказал профессор Локусов, мой хороший друг, с которым мы работаем в одном здании вместе – что есть какая-то ужасная тенденция деградации образования. Наверное, надо здесь еще более тщательные исследования проводить, потому что я знаю многих молодых людей, которые удивительные гении. Может быть, это связано с тем, что технологическая революция. Но, в основном, мы наблюдаем какую-то примитивизацию всех сторон жизни. С другой стороны, мы видим, что люди достаточно честно отвечают на вопросы. Не всегда честно, но чаще всего честно. Они довольны тем, как проводится внешняя политика, они довольны Президентом (85% поддерживают Президента), но очень недовольны тем, какая проводится политика, как будто это кто-то другой проводит. Вообще говоря, это интересный феномен. Что с этим делать? Есть два выхода: все-таки убеждать Президента, премьер-министра, что «Вы хорошие ребята, но надо то сделать, это». И у меня сотрудники в институте часто жалуются: «Что ж мы пишем, говорим, а они нас не слушают?». Я говорю: «А почему они тебя должны слушать, кто ты такой?». Тот плюрализм, который царит на нашем форуме – уникальный и беспрецедентный. Вообще нигде в мире не найдете такого. И я потом скажу, что иногда тут плюрализм даже зашкаливает, и надо его ограничивать, но это действительно хорошая площадка, чтобы каждый мог высказать свое мнение, диаметрально противоположное. Ясно, что мы опять будем писать о том, что нам нужно несырьевое будущее, мы опять будем призывать Правительство к тому, чтобы оно нам разрешило не откладывать налогами те деньги, которые идут в производство, и это настолько очевидно и ясно. Но у них есть свои аргументы. Они делают вид, что нам помогаем, мы делаем вид, что мы им верим – мы их тоже обманываем. И все время идет гонка: как сделать так, чтобы не было обмана, когда вы получаете субсидии, когда вы получаете привилегии. У нас это особенно большая тема. Но, так или иначе, мы все-таки в очередной раз добились того, чего хотели. Мы хотели пока расширить количество людей, заинтересованных в изменениях, в переменах. Мы добились того, что в этот раз у нас много молодых людей. И это особенно важно, потому что, с одной стороны, они молодые, и, конечно, они с большим оптимизмом смотрят на жизнь.

Сегодня мне понравилось, Потапенко обронил одну хорошую фразу, когда говорил «Почему не меняют? Почему нет протестов?». Я не думал на эту тему. Может быть, Локусов в своем институте посчитает, так это или не так. Он сказал: «Почему бунтов нет, социальных протестов?». Молодняк потому что не бедный, а бедные пожилые. А от них что? Вы расскажете нам потом, молодняк бедный или не бедный. То, что у молодняка нет социальных лифтов – это точно. Насчет бедности – вот это неясно.

Самое последнее, о чем хотел сказать, прежде чем поблагодарить вас – это о том, что мы должны быть гражданами. Я не люблю быть морализатором, но я вынужден быть этим морализатором. Здесь тоже прозвучал несколько раз тезис о том, что «Делай, не делай, а они все равно делают, что хотят». Я еще раз хочу сказать, что это очень неправильная позиция, она тупиковая. Благодаря концу 1980-х, благодаря перестройке, началу 1990-х можно бросаться, кидаться, ненавидеть, считать предателями Горбачёва и Ельцина, но именно благодаря им мы здесь сидим просто так, нас не арестовывают, и, надеюсь, и дальше так не будет. Это очень важно понимать. У каждого из нас достаточное поле для волеизъявления. Я знаю апатию в жизни. В моей семье есть апатия, я их не могу уговорить, но это абсолютно блокирует любое изменение ситуации.

Есть два варианта изменить политику. Первое – написать хорошую хартию. Мы опять, наверное, ее сделаем, доведем ее до Владимира Владимировича, он прослезится и скажет: «Давайте этих ребят из МЭФ, будем строить новую счастливую жизнь». Какие шансы на такой вариант? Я не знаю, один какой-то есть из миллиона, может быть. А второй – скоро выборы, сначала в Думе, потом Президента, потому что Президент выбрал тех людей, которым он доверяет, они, между прочим, с высшим образованием, они хорошие экономисты и хорошие лекторы. Что такое? Значит, ясное дело, что если мы хотим что-то менять, то мы должны действовать в духе конкурентной политической системы, как бы это ни звучало банально. Только конкурентная политическая система. Конкуренция – душа рынка, то, чего у нас нет – у нас кругом картели и монополия, я уж не хочу усугублять плохую картину, о которой мы все здесь рассказывали. Но точно также без конкуренции в политике, похоже, мы тоже не сможем изменить экономическую политику.

И теперь про политику, хочу на этом примере. Сегодня на этой сцене среди участников нашей заключительной сессии прозвучал тезис о том, что нужна какая-то третья сила. Что это такое, третья сила, какая это партия? У нас достаточно широкий спектр партий, которые так или иначе выступают точно так же, как и мы – за изменение экономической политики. А третья сила – это что-то темное, а особенно она темная в моем представлении – что она говорится человеком, который председатель ассоциации «Новороссии». А что такое Новороссия? Что это за страна, или что это такое? Я очень надеюсь, что наш Президент Российской Федерации все-таки принял решение никакой этой Новороссией не заниматься, поскольку это очень опасно для страны. Если Крым – это еще как-то так более-менее, как я надеюсь, потому что все у меня через футбол, я метафоры провожу с жизнью. Это мальчики играют в футбол во дворе. Кто-то говорит: «Рука», а другой говорит: «Заиграно», и дальше играют. Похоже, будем надеяться, что Крым будет заигран. Но Донбасс – никогда. И никогда, никогда не будет забыта эта история, и никогда не будут отменены санкции, мы не можем поддаваться иллюзиям. Так что я вас прошу не поддаваться на соблазны какой-то третьей силы, и изучать, изучать еще раз, и думать о том, насколько мы правы, насколько правы те люди, за которых мы хотим голосовать. Ничего нового не придумано. Я еще раз вас призываю к тому, чтобы вы ответственно относились к выборам. Мы знаем, что власть, конечно же, будет злоупотреблять. Но нельзя сказать, что это неограниченные возможности, далеко нет. Поэтому я вас всех поздравляю, что мы без мордобоя закончили четвертый МЭФ, и желаю вам хорошей жизни.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: