3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Миносян Карине
Армения в ЕАЭС: движение за двигающейся мишенью
Армения в ЕАЭС: движение за двигающейся мишенью

Прежде всего, конечно, я должна поблагодарить Юрия Людвиговича за то, что мне предоставлена возможность еще раз рассказать о том, почему Армения оказалась в ЕАЭС, какие она решает проблемы и что она может дать.

Конечно, я не буду на всех вопросах очень подробно останавливаться, потому что это достаточно обширная тематика. Остановлюсь только на той теме, которая была заявлена на круглом столе. Речь будет идти о повестке дня Армении в ЕАЭС. Если возникнут в дальнейшем вопросе, всё-таки почему, я готова буду на них дополнительно ответить, чтобы ваше время долго не занимать.

Таким образом, говоря об Армении, мы все знаем, что Армения 2 января 2015 года присоединилась к ЕАЭС. Причем особенность договора в том, что мы подписали и присоединились к еще не вступившему в силу договору. Для Армении это было очень важно. Если не быть учредителем этого договора, но начать совместно с тремя другими странами-учредителями свой путь в ЕАЭС вместе.

Поэтому наш президент не раз об этом говорил на всех встречах и просил глав других государств как можно быстрее подписать договор. Мы провели действительно колоссальную работу в этом направлении, и договор был подписан 10 октября. Но у нас оставалось всего 3 месяца, чтобы привести в соответствие всю нормативную базу. Её возможно было привести в соответствие, только подписание договора и его ратификация.

И вы понимаете, последние три месяца в Армении действительно была проведена колоссальная работа по приведению национального законодательства в соответствие с тем фундаментальным документом, как договор о ЕАЭС.

И эта работа еще ведется, потому что за два месяца выявить все барьеры и несоответствия, которые на самом деле существуют, очень сложно, потому что наш переговорный процесс был процессом как бы движения за двигающейся мишенью. Мы вели переговоры по присоединению к документу, который формировался на наших глазах, и каждый момент он изменялся. Это была не статическая работа по присоединению к договору, который действует, а именно договор изменялся, изменялись наши условия, постоянный двигающийся процесс присоединения. Поэтому все остальные доводки проводились в последние два месяца.

И сегодня еще мы активно работаем с бизнесом, выявляем проблемы, которые всё-таки остались. Потому что необходимо получить полную информацию бизнесу, чтобы реализовать действительно в рамках Союза очень многое. И чиновники на местах должны понять, как работать в новых условиях. Это всё процесс, который мы должны пройти.

И на сегодняшний день, когда прошло чуть меньше трех месяцев, трудно говорить о больших результатах. Но то, что процесс положительный, динамический, несмотря на те экономические условия, в которых мы стартовали и которые исказили или уменьшат эффект, который мы в цифрах увидим от присоединения Армении к ЕАЭС.

Договор о присоединении Армении к ЕАЭС имеет некоторые особенности, выраженные в приложениях к договору, которые мы подписали, и касаются они в основном, во-первых, изъятий из тарифного регулирования, поскольку Армения с гораздо более низким уровнем дохода населения. Вы понимаете, для Армении было очень важно не поднимать, сохранить цены на самые основные импортируемые товары, которые имеют социальное значение, поэтому эти товары попали в список в основном изъятий из тарифов ЕАЭС. Также в этот список изъятий попали товары, которые используются в качестве сырья для определенных армянских предприятий, поскольку им нужно было время, чтобы перестроиться.

Другой особенностью нашего договора является то, что для Армении зафиксированы особенности использования технических регламентов. Вы знаете, что это основной трек в ЕАЭС, это единые нормы и технические требования к товарам в рамках ТС, и соответственно нормы и требования установлены достаточно высокие, и приведения производств армянских в соответствие с этими техническими регламентами в определенном смысле требует времени. Поэтому по некоторым существенным техническим регламентам существует определенное изъятие.

Третье важное изъятие, которое зафиксировано в договоре и о котором мне хотелось бы рассказать, связано с тем, что у Армении есть своя специфика – отсутствие общей границы. Поэтому отдельным протоколом зафиксирован порядок движения товаров в условия отсутствия общей границы. Где зафиксировано, что возникает всего лишь один документ, который регулирует эти взаимоотношения дополнительно, это транзитная декларация для перемещения этого товара через третьи страны.

И четвертый момент, на который мне хотелось бы обратить внимание, потому что дискуссия на сегодняшний день активно ведется в общественных кругах и в кругах чиновников всех наших стран-участников ЕАЭС, это вопрос, связанный с правами на интеллектуальную собственность.

В Армении очень долго действует и действует до сих пор международный принцип исчерпания прав. В рамках ЕАЭС на сегодняшний день действует региональный принцип исчерпания прав, что существенно, на наш взгляд, оказывает влияние на уровень конкуренции, особенно в части импортируемых товаров.

Когда мы присоединялись к ЕАЭС, мы посчитали, что в случае, если с первого дня Армения присоединится к этому принципу регионального исчерпания прав на интеллектуальную собственность, то в Армении, как минимум, количество рабочих мест сократится на несколько тысяч. И поэтому в договоре о присоединении Армении к ЕАЭС есть изъятие на три года. В процессе переговоров мы в том числе просили совет Евразийской экономической комиссии, и эта просьба сейчас реализуется, о том, что необходимо создать рабочую группу и обсудить, вернуться к этому вопросу еще раз, действительно ли в рамках ЕАЭС правильнее использовать принцип регионального исчерпания прав на интеллектуальную собственности. Поэтому соответствующим министром Евразийской экономической комиссии эта работа ведется, и надеюсь, в ближайшее время дискуссия будет завершена и мы поймем к тому времени, как у Армении срок изъятия закончится, а это три года, этот вопрос будет решен в том числе на пространстве ЕАЭС.

Это основные вехи в договоре присоединения Армении с точки зрения изъятий, который максимум действует до пяти, в некоторых очень небольших случаях до семи лет. Это касается отдельных самых чувствительных групп товаров, а в основном 3-5 лет. В общем-то, несмотря на эти изъятия, мы говорим, что Армения уже с первого дня, со 2 января является полноправным членом ЕАЭС. На сегодняшний день мы практически полноправно на уровне консенсуса участвуем во всех решениях, которые принимаются в ЕАЭС, в том числе представлены в суде ЕАЭС.

Вот общая картина. Теперь я хотела бы несколько слов сказать о повестке Армении в ЕАЭС. Какие мы видим задачи, которые нам необходимо решать, чтобы воспользоваться преимуществами, которые дает ЕАЭС?

Я их разделила для себя условно на две группы. Первая группа – краткосрочные задачи. Прежде всего, это условно интеграция в интеграцию. Нам необходимо на всех уровнях, на уровне бизнеса, общественности, госорганов, в том числе (почему нет?) на уровне парламентов вжиться в условия функционирования ЕАЭС, его прочувствовать и применить все правила, которые действуют. Вы понимаете, что это больше 10 тыс. страниц регулирования.

Скажу еще об одной особенности армянской экономики. Поскольку она маленькая, то на протяжении 20 лет все политические курсы проводились в сторону либерализации, она в том числе гораздо более либеральная экономика. И на самом деле, вступая в ЕАЭС, в определенном смысле, да, мы говорим, что становимся частью 170-миллионного рынка, но с другой стороны, этот рынок – это рынок, который имеет ограниченный доступ. Это рынок, в котором задействованы все защитные механизмы. Притом что в Армении несколько иная сложилась ситуация с точки зрения тарифного, нетарифного регулирования.

Приведу один пример, что в Армении уже больше четырех лет при растаможке товаров не требуется, например, сертификат о качестве. Этот сертификат производитель или импортер должен предъявить при выведении товара на рынок. Достаточно упрощены правила ведения бизнеса для Армении. Сейчас мы оказываемся в ситуации, когда в определенном смысле мы ставим барьеры для определенных групп бизнесменов, но это оправдано с той точки зрения, что это дает возможность с учетом того, что рынок становится единым, мы движемся к этому по всем направлениям, с учетом этого возникают дополнительные инвестиционные возможности. С учетом этого мы смотрим на возможность импортозамещения, на возможности наращивания объемов экспорта на внутреннем рынке ЕАЭС.

Я говорю экспорта, потому что с точки зрения товарооборота или вывоза из страны, по крайней мере, с точки налогообложения мы еще называем это экспорт, но вообще это внутренний рынок, конечно, и с этой точки зрения, может, не очень корректно.

Второй краткосрочной задачей для Армении является наращивание объема товарооборота. То, что случилось со странами ЕАЭС в течение последних трех лет, когда Казахстан, Россия и Белоруссия после того, как они договорились о создании ЕАЭС и до настоящего момента объем товарооборота увеличился практически в два раза. Нам этот краткосрочный путь еще предстоит пройти. И мы должны наблюдать, что в ближайшие несколько лет существенно должен увеличиться объем товарооборота между нашими странами. Притом что если с Россией этот потенциал достаточно успешно реализуется последнее время, то с Белоруссией и Казахстан этот потенциал еще даже не исследован. Это взаимный товарооборот, не превышающий 10-20 млн долларов. Понимаете, что здесь еще возможности для взаимного товарооборота очень большие.

Что касается среднесрочной и долгосрочной перспективы, конечно, это вопросы связанные (об этом очень много говорится и делается в рамках ЕАЭС) с кооперацией и разделением труда на пространстве ЕАЭС.

У Армении есть определенный потенциал в некоторых отраслях, специфический, о котором я хотела бы поделиться. Именно когда речь идет о специфических отраслях. Прежде всего это сельское хозяйство, как ни странно. Казалось бы, оно есть у всех, но Армения находится в такой географической зоне и таких благоприятных климатических условиях, что та продукция сельского хозяйства, которая выращивается в Армении, например, овощи и фрукты, благоприятной является, если мы смотрим на все страны ЕАЭС, именно Армения. Поэтому там выращивать именно бахчевые различные, овощи, фрукты выгодно и они гораздо более качественные по своим характеристикам именно в Армении. Этот потенциал еще нераскрытый.

На сегодняшний день на пространстве ЕАЭС очень много импорта из третьих стран сельскохозяйственной продукции, который постепенно может заменить именно Республика Армения. Сейчас особенно тепличное хозяйство в Армении развивается очень большими темпами, последние два года исходя именно из того, что Армения присоединяется к ЕАЭС. А на фоне последнего развития событий этот вопрос становится еще более актуальным.

Вторая отрасль, которая имеет огромный потенциал в Армении, это фармацевтика. Вы знаете, что в ЕАЭС зафиксировано, что 1 января 2016 года фармацевтика, в этой сфере будет образован единый рынок и лекарственных средств, и медицинского оборудования. Для этого, конечно, все страны переходят на международные стандарты DMP и другие классы стандартов из этого ряда, в том числе интенсивно эти стандарты внедряются в Армении, и в Армении действует около 20 предприятий в этой сфере, но особо я хотела бы уделить внимание такой узкой специализации Армении как радиофармакология. И в общем-то, Армения имеет такой потенциал по тому, чтобы стать центром радиофармакологии на евразийском пространстве. Радиофармакология – это диагностика и лечение раковых заболеваний с помощью особых технологий, которые сейчас очень активно внедряются, реализуются проекты в этой сфере, и в дальнейшем расширение этой сферы, в том числе и для лечения с помощью особых методов химического воздействия, и производство этих препаратов на территории Армении. Вот такая особая небольшая ниша, но надо учитывать, что Армения – это всего 3 млн население.

Другая отрасль, которую я хотела бы обозначить, это IT и инжениринг. Здесь у Армении также очень высокий потенциал. На сегодняшний день в Армении совсем другой порядок компании в этой сфере, около 400 компаний работают в сфере IT и инжениринга, и в Армении представлены многие крупные транснациональные инновационные центры, центры "Синопсис". По-моему, в позапрошлом году "Синопсис" Армении был признан лучшим в мире. Сейчас обсуждает Samsung и Oracle присутствие, IBM уже в Армении, уже в Армении National Instruments, это тоже глобальная инжиниринговая компания. И мы наблюдаем тенденцию, во-первых, прихода других глобальных игроков на армянский рынок, именно инжениринга и обслуживания. И мы наблюдаем, что этот интерес не снижается, у нас в Армении уже идут обсуждения о том, что необходимо наращивать образовательный потенциал в этой сфере, потому что скоро, возможно, не будет хватать инженерных ресурсов, которые есть в стране. Отрасль каждый год предъявляет спрос как минимум на 2000 новых специалистов. Но со вступлением в ЕАЭС мы надеемся, что благодаря тому, что миграция достаточно упрощена, мы сможем привлекать из других стран ЕАЭС также участников на этот рынок IT, в том числе рабочую силу.

Почему в Армении эта отрасль эффективна? Потому что в том числе помимо всех остальных присущих элементов, сохраненная школа математики, физики и так далее, но еще одна особенность, когда на сегодняшний день сложные технологические задачи решаются в смежных научных отраслях. Вот собрать всех этих ученых в одном месте, оказывается, в Армении можно очень быстро и в связи с этим эффективно, эффективно решать задачи. Это не Москва, Новосибирск, Алма-Ата. Это небольшая территория, поэтому концентрировать и решать задачи в разных сферах можно очень быстро, некая среда уже создается в Армении, которая позволяет сложные инженерно-технологические задачи решать.

Следующей сферой, которую я хотела бы отметить, является финансовая система. Финансовая система Армении тоже небольшая, но она очень институционализирована. Для примера, Армения перешла на таргетирование инфляции в 2006 году, когда Россия только начала этот процесс опять. У нас еще с 1993 года накоплен опыт управления плавающим курсом валюты. В Армении с 2000 года собственная национальная платежная система функционирует, по-моему, только в Армении из стран ЕЭАС, если я не ошибаюсь.

Уже в 1998 году были внедрены стандарты международной финансовой отчетности, к примеру, когда Россия начинала этот процесс или шла к нему. Единое кредитное бюро, единая система страхования депозитов, это работает во всех странах. И очень интересная особенность заключается в том, что Армения является площадкой, где на сегодняшний день уже работают и банки с Ближнего Востока, и с Европы, и из России и Казахстана. То есть это площадка, такой финансовый узел. И Армения может стать именно финансовым узлом на южной границе ЕАЭС.

Также достаточно динамично развивающейся отраслью я бы обозначила ювелирную сферу, потому что в Армении очень много предприятий в этой сфере работает. Уже третий год проводятся международные выставки ювелирного мастерства, из большого количества стран предприниматели приезжают в Армению, в Армении создается свободная экономическая зона производства ювелирных изделий. Вообще в Армении две свободных экономических зоны, одна ювелирная, вторая высокотехнологичная, где также создаются условия для привлечения высокотехнологичных компаний.

Это те отрасли, где у Армении есть потенциал, который мы должны реализовать, и с которым мы, в общем-то, идем в ЕАЭС, помимо тех традиционных отраслей, на которых я сейчас не буду останавливаться.

Еще один потенциал, который, мне кажется, еще не реализован, поскольку он вступил в действие с 1 января 2015 года, это сектор услуг. Это колоссальная сфера, где в большинстве секторов еще придется пройти этап либерализации, но в 43 секторах услуг рынки уже считаются едиными для наших четырех стран, и здесь новый трек для развития взаимной торговли услугами, что предполагает взаимное признание лицензии, квалификации сотрудников, возможность дистанционного предоставления в том числе услуг. У нас в ЕАЭС прописано четыре возможных способа предоставления услуг. Я думаю, тем, кто этим интересуется, стоит углубиться и посмотреть, есть достаточно много возможностей, которые еще не реализуются. Это услуги в сфере строительства, очень много услуг в сфере строительства либерализовано. Это означает, что бизнес из любой страны может приезжать, не регистрируя свое юридическое лицо, со своими сотрудниками, и оказывать услуги на территории другой страны. Конечно, не во всех видах, сложные инженерные конструкции еще пока закрыты, но некоторые виды строительных услуг, некоторые виды инженерных услуг, большинство видов услуг в сфере информационных технологий, в сельском хозяйстве они уже либерализованы с 1 января 2015 года, поэтому это повестка дня не только для Армении, но для всего ЕАЭС.

Последний вопрос, на котором я хотела бы остановиться очень вскользь, это вопрос, связанный с инфраструктурой. Естественно, Армения в определенном смысле находится в анклавном состоянии, и мы очень заинтересованы в реализации совместных инфраструктурных проектов. Для Армении это является одним из самых сложных, болезненных вопросов, находясь в блокаде реализовывать свой экономической потенциал. Поэтому очень важно, конечно, и постоянно поднимаются руководством нашей страны эти вопросы, связанные с открытием железной дороги, связанные с установлением беспрепятственного коридора прохода армянских товаров в Верхнем Ларсе, который по природным условиям и так очень часто бывает закрыт. И в общем-то, логистические проблемы – это самые серьезные проблемы для наращивания армянского экспорта, потому что если ты им никогда не обеспечиваешь постоянную поставку, ты никогда не можешь иметь собственный рынок и никогда не можешь рассчитывать на его постоянное динамичное развитие, потому что как только ты на месяц или два поставку прерываешь, ты этого рынка фактически лишаешься. Поэтому обеспечение бесперебойности поставок, учитывая, что единственная автомобильная дорога, связывающую Армению с Россией и всем ЕАЭС, это как раз военно-грузинская дорога, которая имеет свои проблемы.

Поэтому о зеленом коридоре, чтобы хотя бы на этом отрезке армянские грузы или грузы, движущиеся в Армению, не останавливались, не задерживались, чтобы хотя бы снизить эти издержки, он очень актуален.

Вот в общих чертах. На эту тему можно говорить очень много, есть много фактов и в пользу, и с рисками. Конечно, я не отнеслась к вопросу ЕАЭС – ЕС, но здесь очень важно сказать, что Армения, вступив в ЕАЭС, не потеряла преференциальных условий торговли с ЕС, и в Армении действует GSP+ режим торговли с ЕС, это более 90 % товаров, они идут в ЕС или со сниженной, или с нулевой процентной ставкой таможенного тарифа. Поэтому некоторые страны только пытаются вести переговоры на эту тему, Армения уже два года имеет этот преференциальный режим, и многие даже российские компании, работающие на территории Армении, этим преференциальным режимом пользуются. Это дополнительная такая особенность, льготы для инвесторов, которые решать инвестировать или реализовывать свои идеи на территории Армении.

Спасибо за внимание.

Юрий Навоян: Спасибо, Карине Агасиевна, за ваш доклад. Мы уже имеем системное представление об армянской повестке, о возможных преимуществах. У нас будет много возможностей в течение года еще раз обратиться к этой теме.

Также хочу заметить, что круглый стол по Армении в рамках МЭФ уже становится традицией. В прошлом году мы проводили в рамках сотрудничества с организаторами форума, и надеюсь, в дальнейшем мы тоже сможем ежегодно встречаться. В этом контексте пользуясь случаем хочу поблагодарить сопредседателей МЭФ, в частности Константина Анатольевича Бабкина за сотрудничества и за предоставленную возможность.

Уважаемые коллеги, мы приступаем к вопросам. Сегодня присутствуют российские политологи, представители армянской диаспоры, также бизнес-сообщество представлено, которое непосредственно почувствует все эти изменения, и молодые исследователи, которые занимаются и интеграционными процессами, и экономическими исследованиями. Пожалуйста.

Из зала: Я совмещаю учебу с работой в Госдуме на общественных началах. Недавно я приехал из Армении, разговаривал со многими жителями Армении, большая часть поддерживает интеграцию России с Арменией, более дружные отношения, углубления. Но была часть населения, которая говорила, что нам нужно следовать ЕС. Я хочу сказать, что ЕС не сможет обеспечить ту безопасность на территории Армении, которую обеспечивает РФ. Можно посмотреть на это в связи с тем, что происходит на Украине.

Карине Миносян: Спасибо. Я половину своего доклада посвятила тому, что может Армения доставить. Я не коснулась в докладе традиционных отраслей. Прежде всего, я об этом упомянула, это сельское хозяйство, это вся плодоовощная продукция, в том числе рыбная продукция. Несмотря на то, что в Армении нет моря, но выращиваются очень качественные сорта рыбы в соответствии со стандартами, и объемы постоянно увеличиваются. Это продукция пищевой переработки, в том числе, конечно, вино и коньяк, о которых вы упомянули. Это продукция легкой промышленности, это традиционная для Армении отрасль. Легкая и обувная промышленность. В том числе Армения имеет накопленный опыт работы с европейскими предприятиями в части толинга.

Конечно, вы не услышите от меня, что мы когда-нибудь будем создавать в Армении авиационные или автомобилестроительные заводы, но участвовать в кооперации… В Армении есть прекрасный завод по производству аккумуляторов, определенных кристаллов, которые используются в атомной промышленности, большой потенциал имеет химическая промышленность. Но конечно, здесь еще обсуждаем вопрос об инвестициях. Как вы знаете, об этом были определенные проекты, но в связи с кризисом это в определенном смысле отложено, но химическая промышленность в Армении традиционно имеет большой потенциал.

Вот собственно весь спектр экономики, представленный в Армении, торгуемый, он весь может быть в качестве товаров реализован на евразийском рынке.

И опять я хотела бы подчеркнуть, что сектор услуг – это еще непропаханное поле для всех стран ЕАЭС. Конечно, в этом контексте мы должны были коснуться миграции и рынка капитала, но это уже другая история.

Юрий Навоян: Пожалуйста, Лилия.

Карине Миносян: Спасибо. Это очень важный вопрос, и я его обозначила в докладе. Почему я говорю на эту тему, потому что когда я работала в Министерстве экономики, я в том числе курировала эту сферу IT, немного её изнутри знаю. Это можно сделать, реализуя проекты, которые интенсивно обсуждаются в Республике Армения. Какие проекты мы можем предложить для того, чтобы с одной стороны, привлечь, с другой стороны, когда все правила станут естественными для наших стран, конечно, будет подниматься вопрос о том, каким образом привлекать, как предоставлять информацию. Но в Армении на самом деле очень много таких всевозможных конкурсов, мероприятий в сфере IT, в том числе и региональных проводится. В 2019 году всемирный конгресс айтишников будет проводиться, уже есть договоренность в Армении.

Я в ближайшее время опять буду в Ереване и обязательно их озабочу, что всё-таки проблема информации есть, нужно доносить и до студентов, и до молодых специалистов информацию, что есть возможности на самом деле привлечения с пространства ЕАЭС, в частности из России.

Юрий Навоян: Спасибо. Хочу обратить ваше внимание на то, что здесь есть представители Армянской ассоциации молодежи Москвы и Армянского конгресса молодежи России, недавно учрежденного, и в рамках сотрудничества, думаю, эти молодежные структуры смогут аккумулировать определенный кадровый банк, и на этой базе могут сотрудничать с соответствующими министерствами Армении.

Хочу предоставить слово производственнику, Арагехецик Гарник Казарян.

Арагехецик Казарян: Карине Агасиевна, у меня к вам два вопроса. Один касается истории, 1993-1994 годов в Армении собирались производить (нрзб.). Это тот рынок, который Северный Кавказ, Ближний Восток, законный, и кроме того, в сегодняшней ситуации тоже в России не производится, а раньше Россия (нрзб.) Основной поставщик были украинцы.

В 1993-1994 году на базе завода (нрзб.) был практически полностью разработан проект (нрзб.) Радиоэлектроника в свое время занимала у нас одно из ведущих мест в Союзе.

Еще вопрос, очень много заводов, у которых основным акционером является Россия. (нрзб.) Хочу обратить внимание, что в Армении производили очень развитое станкостроение. (нрзб.) Очень многие рынки закрыты, и Россия нуждается в огромном количестве станков и оборудования. У нас уникальные заводы. Армения производила уникальные станки.

Карине Миносян: Спасибо большое за непростой вопрос. Мне хочется на ваш вопрос ответить вопросом. Вы говорите: будет ли производить? У вас вопрос к кому? Государство должно производить? Это фундаментальный вопрос. Если у той или иной идеи нету того, кто её реализует, кто готов на себя взять риск, деньги, как можно говорить о том, будет ли в Армении производиться? Я вам рассказала о тех проектах, где есть субъекты, которые готовы вкладывать деньги и реализовывать какие-то проекты. А то, о чем вы говорите, троллейбусы – нет на сегодняшний день этих субъектов или я не знаю, что они есть. Как только они возникнут, придет кто-то в правительство и скажет, что хочет выпускать троллейбусы, и они конкурентоспособны, они дешевле, чем китайские или более эффективные, чем китайские, которые сейчас в Армении используются, как только они возникнут… И правительство не раз объявляло, что готово освободить от пошлин, от налогов. Как только инвестор возникает, Армения создает все институциональные условия, чтобы инвестор пришел в Армению.

Само государство заводы строить не может. Все теории доказали, что это неэффективно. Эффективно управлять бизнесом государство не может, по крайней мере, если это не системообразующие, военные и так далее.

В рамках ЕАЭС вы сказали о станкостроение. Спасибо, что вы это обозначили, это действительно важная тема. В Армении еще сохранились действительно заводы, не в больших количествах, но выпускают и экспортируют станкостроительные заводы, но не то сложное оборудование, которое требуется на сегодняшний день. Почему мы экспортируем сейчас? Потому что современное станкостроение совсем другое, не то советское. А те простые фрезерные станки, которые до сих пор в небольших каких-то организациях используются для решения своих внутренних проблем, автосервисы какие-то или небольшие производственные цеха, вот такие станки действительно выпускаются, экспортируются и здесь вопрос поиска рынка в том числе. Я думаю, если бы такой рынок нашли в России, уже давно бы их экспортировали, в том числе России. Но в России, насколько я знаю, есть заводы, которые также такие станки производят такого типа, как в Армении. Спасибо.

По станкостроению в рамках ЕАЭС. Разрабатывается концепция совместная на евразийском пространстве, как всё-таки эти станкостроительные заводы собрать и понять, какие можно технологические цепочки выстроить. Это тематика ЕАЭС, и есть отдельный министр, который этим занимается, можно следующий круглый стол устроить специализированно по промышленной политике, чтобы он подробно рассказал о том, каким образом в рамках ЕАЭС эти вопросы будут реализованы.

Юрий Навоян: Спасибо. Я так понимаю, вопрос был задан, условно, в наш директорский корпус, который имеет огромный опыт управления заводами, как господин Казарян, жаждут опять работать в больших производствах. И насколько я помню, вопрос троллейбусов в 1993 году связан был с инициативой завода "Москвич". Насколько я помню, завод и тогдашнее правительство Армении не смогли прийти к общему знаменателю, поэтому этот проект не осуществился. Тем более что тогда в Армении уже шел процесс приватизации, вы упомянули завод "Базалта", он уже был в списке этих объектов. Это другой уже вопрос, мы прошли этот этап, все оценки даны.

Карине Миносян: Стратегия именно по станкостроению сейчас разрабатывается. Работают в этом направлении. Понимаете, мы 20 лет жили и строили свои экономики по отдельности, кооперационные связи разрушились, надо восстанавливать.

Юрий Навоян: Я так понимаю, два процесса этому способствуют – это политика Армении по поощрению инвестиций и интеграционные процессы, которые позволяют соответствующим инвесторам с определенным ресурсом прийти в Армению.

Уважаемые коллеги, еще четыре доклада, после чего у нас будет обмен мнениями. С вашего позволения, последний вопрос.

Из зала: (нрзб.) На сегодняшний день, когда совершенно разные курсы (нрзб.) Если можно, в двух словах об этом.

Карине Миносян: Наверное, вы в курсе, последнее время обсуждается валютная проблема в ЕАЭС. Поскольку экономика Армении очень серьезно связана с экономикой России, Армения на себе ощутила эту девальвацию, и в конце прошлого года армянский драм вслед за рублем на 20 % сдевальвировался, эта проблема возникла.

Как её решать? Думаю, именно в этом контексте и президент РФ этот вопрос поднимал, что надо начинать диалог, потому что постоянные колебания и девальвационные разнонаправленные движения не способствуют развитию взаимной торговли. В январе реально у Армении с Россией в определенном смысле товарооборот сократился, потому что бизнес приостановил заключение контрактов, что с одной, что с другой стороны. По какому курсу? В какой валюте? И на это наложили еще вопросы непонятного таможенного и налогового администрирования. Получился достаточно сложный период, с одной стороны валютный шок для бизнесменов, с другой сторон, регуляторный шок, когда в новые условия сразу, тяжело.

Поэтому этот диалог между центральными банками обязателен, чтобы все понимали, как вести экономику, чтобы не страдали ни экспортеры, ни это не отражалось на уровне инфляции, социальном положении граждан.

И в договоре о ЕАЭС записана такая норма, что несмотря на то, что интеграция на рынках капитала, обозначена дата 2025 год, уже с первого момента органы валютного и денежно-кредитного надзора должны уже сейчас вести диалог, создавать комитет. По-другому надо финансовые инструменты, хеджирование рисков, решение вопросов… Все равно все риски лежат на бизнесе. Естественно, в национальных валютах договариваться в долгосрочной перспективе будет, я надеюсь, что выгодно. Этот вопрос в Армении очень серьезно обсуждается. Я сказал, у нас курс девальвировался только на 20 %, это меньше, и этот вопрос обсуждался.

Понимаете, Армения – страна с низким уровнем дохода на душу населения, и вопросы ускорения инфляции для нас очень принципиальны, потому что доходы у населения достаточно низкие. Тут выбор внутригосударственной политики. Думаю, надо еще министра экономики сюда пригласить, пусть они отвечают на эти вопросы.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: