Бабкин Валерий
Полезно для России – превратиться из импортера в экспортера
Полезно для России – превратиться из импортера в экспортера

То, что мы называем экономикой России, на самом деле экономикой России не является, это бизнес по продаже нефти и газа. И этот бизнес потерпел крах, длился он в течение 20 лет, и причина его краха – говорят: «Если бы не низкие цены на нефть, если бы не санкции, то все было бы хорошо». Это неправда по одной простой причине, что во всем мире кроме России нефть рассматривается как сырье для дальнейшей переработки, и если сырье имеет невысокую цену, то это очень выгодно для переработки, в этих условиях экономика ускоряется и развивается. Надо знать также о том, что Россия не является крупнейшим владельцем нефтяных ресурсов, а мы находимся на восьмом месте. И если исходить из того, что цены на нефть так сильно упали, то должны были бы пострадать в этом случае Канада, Саудовская Аравия со своими сланцевыми запасами, США и многие другие страны.

Второй момент. Что касается санкций, если честно признаться, то структуру импортозамещения, которую мы имеем, нам давным-давно пора делать все самим. Ничего сверхсложного не существует, это полезно для России – превратиться из импортера в экспортера. Маленький вам пример такого рода.

Россия производит 17 млн. тонн минеральных удобрений в настоящее время. Из них она себе оставляет 4 млн. тонн, а остальные 13 млн. тонн экспортирует. Получает она за это дело 7 млрд. долларов. За эти 7 млрд. долларов она покупает продовольствие. Согласитесь с тем, что торговать минеральными ресурсами в виде удобрений вместо того, чтобы получать высокий урожай здесь – это более прагматично и более выгодно, нежели покупать морковку, йогурты и так далее. В этой связи очень остро встает вопрос: что будет дальше с Россией? В настоящее время ничего на правительственном уровне, на уровне госструктур, которые отвечают за развитие экономики, не предпринимается для того чтобы выработать новый подход к строительству новой экономики России, ничего ровным счетом. В этой связи, я очень много работал в химии, был начальником, руководил научными учреждениями, потом очень крупными заводами и так далее, построил первый в России очень серьезный химический кластер в Череповце Вологодской области. Этот кластер в настоящее время дает выручки несколько миллиардов долларов. Эта кластеризация – одна из тех форм, которая вообще-то должна спасти Россию.

Суть наших предложений следующая. В данном случае говорю, как представитель Российского союза химиков, он объединяет 600 структур, предприятий и организаций. Мы разработали такую вещь, которая называется «Новая стратегия химия 2030». Она основывается на трех базовых принципах.

Принцип первый – нужно перерабатывать нефтяное и газовое сырье. Если взять стоимость одной тонны нефти за 100 условных единиц, и пройти пять этапов глубокой переработки, то продукты первой переработки увеличат примерно в 1,5 раза стоимость полученных продуктов, продукты второго этапа переработки будут стоить 160 условных единиц, продукты третьего этапа – 274 условных единицы (я в долларах считаю), продукты четвертого этапа переработки – 602 условных единицы, и продукты пятого этапа переработки – 862 условных единицы. Это то, что называется «технологические или продуктовые цепочки». В настоящее время в России 40 нефтеперерабатывающих заводов, из них 16 построены до революции.

Когда проходила приватизация, эти технологические цепочки были разрушены, отделили нефть от переработки, и по остаточному принципу нефтеперерабатывающие заводы вместо того, чтобы развиваться, реконструироваться и так далее, они оказались в более тяжелом положении. Там очень серьезные основные фонды, которые стоят миллиарды долларов, а в результате этого рухнула вся система переработки. Это невероятно усугубило всю эту ситуацию.

Эти технологические цепочки являются основным мотором в той стратегии, которую мы предлагаем, чтобы Россия пошла. То есть надо прекратить экспорт нефти и серьезнейшим образом заняться переработкой. Это относится и к газу, ведь для газ тоже идет передел на технологические цепочки.

При этом для того чтобы осуществить переворот в этих делах, надо строить новые заводы, здесь никуда не денешься. Россия имеет богатый опыт реформ. Есть реформы Петра I, он «Мистрали» не покупал, шел по другому пути – учил детей дворян, крестьян, и мы строили сами. У нас был флот, построенный собственными руками.

Как пример второй реформы могут привести реформы Столыпина, они длились всего пять лет, потом Столыпина убили. Он не торговал ни нефтью, ни газом, ни золотом, ни серебром, а экспортировал сельскохозяйственные продукты: яблоки, зерно. Каждая третья булка в Европе была сделана из российского зерна.

И реформы Костандова и Косыгина. Они начались в 1965 году, были закончены в 1980 году. За три пятилетки было построено 400 заводов по переработке минерального российского сырья, и все они были привязаны к точкам, где находится это минеральное сырье. Попробуйте 400 сосчитать в уме, сколько времени это займет, но это же были реальные заводы. Сейчас почти все эти заводы загублены, и мы не можем достичь того уровня, который имели в 1990-м году. В 1980-м году был достигнут уровня процента содержания химии и химической продукции в ВВП России 8%, а сейчас 1,6%. Другого пути нет – надо идти, строить заводы, всем запрягаться в это дело, находить деньги, ресурсы. Все три реформы, которые я упоминал, проводились без денег, это характерная черта России.

Был Арманд Хаммер, он пришел к 1917 году к Ленину, побеседовал с ним, потом пришел в отель «Метрополь» и написал: «Денег у них не будет». Прошло 100 лет – денег нет. Что нужно будет делать? Это путь компенсационных сделок, которым шли Косыгин и Костандов. У них не было таких ресурсов, которые позволили бы создать 400 заводов. Надо понять, что надо не консервировать ситуацию, которая сложилась, не разрабатывать антикризисные планы, которые не выполняются, потому что под них нет ресурсов. Все, что сейчас предпринимается – попытка законсервировать ситуацию, а это ждите новый кризис. Сейчас проходит третий кризис, будет еще и четвертый.

Россия в этом плане выхода не имеет. На слайде видно, что будет с нефтью сейчас, и что будет через 20 лет в 2035 году. Это самая свежая информация, полученная из Минпромторга два дня назад. Нефти просто нет. Но надо увеличить экспорт нефти, поэтому эта кривая экспорта подрастет, потому что количество нефти будет уменьшаться, значит, нужно больше экспортировать нефти. Такой у них подход.

А что с переработкой? Столько, сколько нужно экспортировать, именно это количество не будет перерабатываться. Эта ахинея сейчас в Правительстве сидит, и никто не говорит этому «Нет! Прекратить это безобразие!».

Надо технологические цепочки рассматривать не только газовые и не только химические, а нам никто не мешает просматривать их в продовольственном плане.

Мы говорили про нефть, теперь про газ. Вы берете 1 тыс. куб. м. газа, она стоит 3,5 тыс. рублей, получаете из этого аммиака (это уже пошли удобрения) на 10 тыс. рублей. Затем мы получаем другие удобрения, и стоимость этих удобрений может доходить до 100 тыс. рублей. Это путь переработки газа – не сжигать, не продавать, а перерабатывать у себя, такие заводы в России уже есть. Но это еще не конец. Не надо торговать удобрения. Богатейшие страны, которые с удовольствием покупают российские удобрения, все удобрения, которые производят, все вносят у себя. К ним относятся США, Китай, Германия и т.д. Все эти страны с удовольствием покупают российские удобрения, и потом мы покупаем у них продовольствие. Если мы превратим собственное удобрение в продукты животноводства, то у нас стоимость продуктов в результате переработки будет 600 тыс. рублей, то есть выгоднее в 600 раз.

Скажу простую вещь. Когда было построено много заводов в России, они принадлежали различным главкам. Было Министерство химии, это главки, а это заводы. Я показываю картинку из Дзержинска, она реально существует. Потом делается следующее. В ходе приватизации министерство уничтожается, уничтожаются главки, и 21 завод остается без привязки к инвестициям и науке. Сейчас этот 21 завод Нижегородской области не просто конкурируют друг с другом, а ненавидят друг друга. Некоторые сырье вместо того, чтобы взять через забор, везут из Китая. При этом все, что требуется сделать – это организовать эту кластерную форму. К сожалению, губернатор Шансов там проходит мимо этих вещей, а есть губернаторы, которые неплохо организуют, например, фармацевтику.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: