Сергей Глазьев предложил Алексею Улюкаеву ввести налог на вывоз капитала

Дата публикации: 25.11.2014

Эксперт МЭФ Сергей Глазьев: "в капкан стагфляции (падение производства на фоне роста инфляции) мы попали не из-за западных санкций, а из-за того, что правительство и ЦБ проводили тупиковую макроэкономическую политику. Иными словами, «нынешний кризис носит рукотворный характер".

Валентина Матвиенко провела в Совете Федерации давно ею разрекламированные слушания о мерах по предупреждению негативных вызовов национальной экономике. Еще 7 октября спикер СФ «вызвала на ковер» министра экономического развития Алексея Улюкаева. Тогда ей не понравилось, что Минэкономразвития не предлагает никаких мер по противодействию кризису и постоянно ошибается в прогнозах. Улюкаев вызов принял и 24 ноября выступил перед сенаторами со своей антикризисной программой. Он не сказал ничего нового, а просто поддержал последние действия ЦБ по поддержке рубля. В ответ советник президента Сергей Глазьев фактически предложил новый экономический курс: вернуться к жесточайшему валютному контролю, который, в частности, предполагает введение налога на вывоз капитала в размере ставки НДС — 18%.

Претензии Валентины Матвиенко к Алексею Улюкаеву носят стародавний и устойчивый характер. Судя по всему, дело не только в ней, но и в вышестоящем начальстве. Слишком часто Минэкономразвития меняет свои прогнозы. Причем, не в лучшую сторону. Между тем, именно на этих прогнозах базируются бюджеты.

К примеру, бюджет-2015 рассчитан, исходя из прогнозной цены на нефть в $100 за баррель (расходную часть подсчитали на основе $96). Однако уже сейчас котировки «черного золота» находятся на уровне в $80. К слову, стрессовый сценарий ЦБ исходит из среднегодовой цены в $60. Если до этого дойдет, то бюджетный дефицит может составить более 3% ВПП или более 2 трлн рублей. Залатать эту дыру будет нечем, так как мировые финансовые рынки для России сейчас закрыты.

Открывая слушания в СФ 24 ноября, Матвиенко подчеркнула, что все проблемы российской экономики давно понятны, но методов их решения никто не предлагает. Все надеются на старорусскую сентенцию: «Эх, дубинушка, ухнем — потом сама пойдет». Конечно, можно принимать новые законы. Но они пишутся, как говорили древние римляне, для «бодрствующих». У нас же, по словам спикера СФ, многие еще «не отошли от рыночных грез».

Улюкаев от «рыночных грез» не открестился. Впрочем, не без регулирующей роли государства. По его словам, все меры противодействия кризису определены и даже работают, только им нужно время для раскрутки.

Во-первых, это госзакупки, которые оцениваются на всех уровнях в 8 трлн рублей в год. В 106 видах производственных отраслей, например, в «оборонке» или строительстве, государством будет закупаться исключительно отечественное оборудование. Еще в более чем 200 отраслях предполагается покупать российские товары с ценовой надбавкой к тому, что могут предложить иностранцы.

Во-вторых, уже давно задействованы различные институты развития: ВЭБ, РВК, резервные фонды, СЭЗ, кластеры и так далее.

И, наконец, Улюкаев обещал, что с 2016 года будут резко ограничен рост тарифов естественных монополий.

Это еще не все. Уже в ноябре из Фонда национального благосостояния будет финансироваться строительство ЦКАД, а затем и других крупных инфраструкруктурных проектов — БАМа, «Транссиба», Енисейского производственного кластера, угольного производства в Туве.

Но самое главное — Улюкаев обещал не повышать налоги, не менять правила фискального администрирования и оптимизировать контрольно-надзорные функции государства. Ведь 30-35% увеличения себестоимости продукции в нашей стране происходит из-за различных административных барьеров.

Улюкаев, как и все остальное правительство, считает, что Россия обладает всем необходимым набором мер противостоять глобальным и внутренним экономическим вызовам. Надо только ускорить его реализацию.

Однако приглашенный на слушания советник президента Сергей Глазьев посчитал все эти меры абсолютно неэффективными. Он заявил, что в капкан стагфляции (падение производства на фоне роста инфляции) мы попали не из-за западных санкций, а из-за того, что правительство и ЦБ проводили тупиковую макроэкономическую политику. Иными словами, «нынешний кризис носит рукотворный характер».

Например, ЦБ на неполный год поднял ключевую ставку почти вдвое — с 5,5% до 9,5%. Как подчеркнул Глазьев, средняя рентабельность обрабатывающей промышленности не превышает 10%. То есть получить кредиты в этих отраслях практически невозможно. Банки, по словам советника президента, предпочитают зарабатывать на валютном рынке, что приносит им до 1000% годовых.

У Глазьева есть свой план, как предотвратить кризис в России. Он предлагает резко усилить валютный контроль над операциями банков. Прежде всего, ввести налог на трансграничные финансовые операции в размере налога на добавленную стоимость — 18%. В случае, есть операция оказалась законной (оплата реальных товаров), эти деньги вернут плательщику. Впрочем, опыт возвращения подобных налогов экспортерам носит долгий и трудный характер.

Этого Глазьеву мало. Он предлагает вернуть декларирование операций по вывозу капитала и даже лицензировать эту деятельность. А также полностью запретить вывоз капитала в офшоры. Только тогда, по его мнению, у ЦБ появится возможность не только прекратить спекулятивные операции с рублем, но и нарастить кредитный портфель для банковского и реального секторов российского бизнеса. А банки должны будут гарантировать ЦБ не переводить деньги в валюту. По словам советника президента, все это вместе будет резкому увеличению монетизации отечественной экономики. Естественно, за счет Банка России.

Ответ на полемику между Улюкаевым и Глазьевым со стороны Матвиенко последовал лишь один: «Почему правительство в ручном режиме не управляет экономикой страны?»


Источник публикации: МК

ПОДЕЛИТЬСЯ: