«Когда государство захлебывается от денег, они есть на что угодно, кроме граждан России»

Дата публикации: 03.06.2019

На этой неделе активно обсуждались итоги социологических опросов, согласно которым рейтинг президента России достиг своего исторического минимума. Как Путин мог бы изменить эту ситуацию? И не является ли низкий уровень популярности главы государства угрозой стабильности России? «БИЗНЕС Online» отвечают Михаил Делягин, Евгений Минченко, Виктор Минин, Мидхат Фарукшин, Максим Калашников, Дамир Исхаков и другие.

Михаил Делягин — экономист, публицист и политик: Михаил Делягин экономист, публицист и политик:

— Низкий уровень популярности руководителя государства, безусловно, является угрозой. Особенно — для России, в которой, с одной стороны, управление государством исторически и культурно носит персонализированный характер. А с другой стороны — за последние 20 лет так и не удалось выстроить эффективно работающий, самоподдерживающийся государственный институт, который был, скажем, в Советском Союзе. У нас до сих пор президент вынужден решать вопросы уровня местных властей, а то и еще более низкого уровня. И это совершенно искренне воспринимается в государственном управлении как способ повышения его авторитета, хотя вызывает в обществе совершенно другие реакции.
Поэтому многое до сих пор завязано на первом лице. Это само по себе является стратегической угрозой, а когда это первое лицо начинает терять рейтинг, то эта угроза становится еще больше. Но если кто-то вдруг в российском государстве, по каким-то не очень понятным мне причинам, захочет повысить рейтинг президента Путина (а сейчас российское государство работает на то, чтобы этот рейтинг снизить), если вдруг кто-то захочет пойти против мейнстрима и начать исполнять свои обязанности, то ничего сложного в этом нет. Нужно просто выяснить, в чем причина падения рейтингов, и исправить эти причины. Ликвидировать допущенные ошибки, которые наши чиновники считают своими высочайшими достижениями. Ключевой момент — пенсионная реформа. Кража у каждого гражданина Российской Федерации пяти лет жизни и в среднем 864 тысяч рублей в ценах прошлого года. И дискредитация Путина вызвана тем, что он это публично поддержал, совершенно безосновательно и бездоказательно. В ситуации, когда государство захлебывается от денег, выяснилось, что эти деньги есть на что угодно, кроме граждан России.
Более того, рейтинг не отражает изменения качественного отношения к президенту, которое я вижу в последние годы. А это изменение значительно более страшно, чем снижение рейтингов. Еще год назад, когда только прошло сообщение о пенсионной реформе, Путин был актуален для всех граждан России. Кто-то его обвинял, кто-то его защищал, но все к нему как-то относились. А сейчас произошло даже не отторжение образа Путина, а отстранение от образа. Путин перестал быть интересным, он перестал быть значимым. Раньше действовал принцип «Царь хороший — бояре плохие». Это вековечный исторический принцип, он удобен для управления, хоть и плох для интеллигенции. Ну, действительно: есть огромное количество людей, назначенных президентом, и есть президент над ними, который хороший — в отличие от тех, кого он назначил. А благодаря пенсионной реформе Путин сделал шаг вниз и спустился со своего кремлевского олимпа и встал в один ряд с этими «ольгами глацких», которые говорят: «Мы не просили вас рожать». Он перестал отличаться от этих «ольг глацких» в общественном восприятии.
Евгений Минченко — политтехнолог, президент «Минченко консалтинг»: Евгений Минченко политтехнолог, президент «Минченко консалтинг»:
 

— Я не вижу никакой проблемы с рейтингом президента. Здесь мы имеем дело с манипуляцией. Потому что взяли, выдернули из контекста один из вопросов, который задают людям, — «Спонтанное обозначение доверия» (и то там было 30 с лишним процентов), и начали говорить о стремительном падении рейтинга президента. И это при том, что показатель одобрения деятельности — свыше 60 процентов. Поэтому я здесь никакой проблемы не вижу. Более того — пусть мне хоть кто-нибудь объяснит, зачем президенту именно сейчас высокий рейтинг? У него что, выборы сейчас какие-то на носу? У него выборы были в прошлом году, тогда и был выведен рейтинг на пике. Но все время рейтинг на пике удерживать невозможно, я вам это говорю как бывший спортсмен и как политтехнолог. Невозможно, чтобы спортсмен все время был на пике формы. На пике формы он должен быть, когда выходит на соревнования.
Если же говорить о том, как это влияет на безопасность, на стабильность страны… Что, у нас силовики как-то по-другому себя станут вести? Они зарплату получают, они перед начальством отчитываются… Что, у нас уровень протестности вырастет? Протестность у нас связана с другими факторами. В частности — с наличием или отсутствием тех или иных раздражающих моментов. При этом — да, действительно, есть кризис образа будущего, но он есть не только в России, он есть во всем мире. Мы вступили в эпоху глобальной трансформации, в эпоху изменения технологического уклада. И в Европе, судя по результатам выборов в Европарламент и национальных выборов, мы видим очень серьезный кризис. Есть он и в Соединенных Штатах — с одной стороны мы это видим на примере Трампа, а с другой — на очень стремительном полевении и радикализации демократической партии. Мы видим, что во всем мире происходит кризис центризма. Он происходит и у нас. Это в том числе проявляется и в повышении уровня протестной активности, и в том, что динамика рейтинга президента неоднозначна.
Но при этом за последние два года уровень одобрения деятельности президента вырос, а уровень доверия снизился, но незначительно, в пределах статпогрешности. При этом у всех назначенных врио глав регионов есть позитивная динамика рейтинга, в среднем три-четыре процента роста, а у кого-то и больше. Это в том числе иллюстрация к тому, о чем я говорил. Очень высокие рейтинги, у некоторых глав регионов они сейчас за 80 процентов, но возникает вопрос. До выборов еще три месяца: удастся ли им удерживать свои рейтинговые показатели на таком уровне?
Виктор Минин — политтехнолог: Виктор Минин политтехнолог:
 

— Единственная мера — новая стратегия развития России в интересах большинства. Даже Путин на встрече со своей экономической комиссией говорил, что нынешняя идеология, теория перестали работать. Они не решают задачи страны, и даже те 5 процентов, которые нужны нам для роста, она не может обеспечить. И правительство либеральное, со своей теорией либерально-экономической, не может решить эту задачу уже столько лет. То есть капитализм сдох. Даже в Америке. В чем успех китайцев? У них хотя бы полусоциализм, который дает эффект. Ну и идеология очень простая, когда продукт труда принадлежит человеку. А мы продаем не время и энергию, а участвуем в бизнесе. У нас человек не становится свободным, идет изъятие денег, как при коммунизме.
Мидхат Фарукшин — политолог, профессор КФУ: Мидхат Фарукшин политолог, профессор КФУ:
 

— Мера только одна — надо повышать жизненный уровень населения, больше никаких мер не нужно. Шестой год подряд доходы населения падают — при некотором росте заработной платы цены растут еще выше, поэтому происходит ухудшение ситуации. Но угрозой государству снижающийся рейтинг Путина не является, я думаю, система должна сама себя исправить, если появляется угроза подобного рода. А вот режиму Путина это, конечно, угрожает, но не России же. Надо все-таки различать страну, государство и режим. Последнему, да, угрожает, ведь, если все так и будет продолжаться, то есть какой-то конец терпению. Финал какой-то будет, не может это продолжаться бесконечно.
В нашей политической культуре есть такое — забрасывать проблему на дальний путь, дальний срок, а там посмотрим, как будет. Много было идей: и жилищная программа была, и продовольственная программа, и много других. Но в итоге еще указы 2012 года не выполнены, а кормить людей все время завтраками не получится.
Алексей Мухин — политолог, генеральный директор Центра политической информации: Алексей Мухин политолог, генеральный директор центра политической информации:
 

— Насколько я знаю мнение президента на этот счет, он не заботится о рейтинге, утверждая, что рейтинги дело наживное. Речь же идет о вещах, которые происходят в стране и которые влияют на этот политический рейтинг. Прежде всего, речь идет о слабом уровне исполнения «майских указов» правительством и регионом. Президент неоднократно на совещаниях делал замечания коллегам, но они, видимо, решили спустить дела на тормозах. Я боюсь, что последуют кадровые выводы. А там, глядишь, и рейтинг поднимется. Является ли низкий уровень популярности главы государства угрозой стабильности страны? Является только в воображении оппозиционеров. Владимир Путин избрался с хорошим результатом, его легитимность никто не подвергает сомнению со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Дамир Исхаков — историк, член национального совета «Милли шура»: Дамир Исхаков историк, член национального совета «Милли шура»:
 

— Во-первых, эти результаты вызвали вопросы у аппарата Путина, в частности, Песков уже высказался — мол, нечто подозрительное имеется, нужно перепроверить и объяснения попросить. Эти цифры могут еще быть изменены: они там поковыряются, может быть, другую хитрую цифру скажут. Во-вторых, что касается самих результатов, то их уже ничем изменить нельзя. Час икс пробил, сейчас уже все пойдет вниз. Я считаю, что в России есть очень заинтересованные круги, которые хотят, чтобы дела развивались именно таким образом.
Игорь Минтусов — политтехнолог: Игорь Минтусов политтехнолог:
 

— Я не даю рекомендации через СМИ. У Владимира Владимировича Путина есть много консультантов, и в данном случае они будут давать советы, как поднять рейтинг. В мою компетенцию это не входит. К тому же вы задаете профессиональный вопрос, и одной-двумя фразами я на него не могу ответить. И нет, низкий уровень популярности Путина не является угрозой стабильности России. Потому что у президента Российской Федерации достаточно высокий рейтинг, несмотря на его падение. Многие европейские лидеры могли бы позавидовать. Поэтому все эти падения в стратосфере — от 60 до 50 процентов — даже смешно обсуждать, на мой взгляд. Это не то падение рейтинга, которое может привести к драматическим последствиям.
Индус Тагиров — академик АН РТ: Индус Тагиров академик АН РТ:
 

— Поднять рейтинг возможно изменением отношения к языкам и народам, чтобы все это соответствовало конституции РФ. Чтобы языки народов России были действительно государственными, чтобы были созданы условия для сохранения и развития всех нерусских языков — это, прежде всего, конечно. Я думаю, что все эти моменты подорвали авторитет президента среди нерусских народов, а все остальное — это пенсионная реформа, которая не устраивает многих. Угрозой стабильности России все это, конечно, в какой-то мере является, но не это главное. Стабильность России еще долго будет сохраняться, но угроза нарушения этой стабильности сейчас, очевидно, присутствует.
Максим Калашников — писатель, футуролог: Максим Калашников писатель, футуролог:
 

— Он бы мог поднять рейтинг, изменив социально-экономический курс на новую индустриализацию и протекционизм. Потому что только они могут как-то исправить положение и благосостояние людей. Понятно, что вот эта модель «я продаю сырье на Запад и клепаю оружие» ущербна. Но Владимир Владимирович менять курс не будет, он не может изменить этого положения, не может справиться с экономическим кризисом. Во-первых, он протекционизм считает проклятием, о чем говорят его многочисленные выступления. Во-вторых, он в принципе ведет курс Брежнева — он не меняет руководство. В 2009 году в журнале «Пионер», сейчас не вспомню номер, вышла его статья про кадровую политику. То есть зачем снимать, менять людей? Придут новые — не будет той же самой верности. В итоге этот старый кадровый запас завалил все. Соответственно, некому менять курс.
Что касается низкого уровня популярности и влияния его на обстановку в стране, то для системы выстроенной здесь, когда все завязано на одном человеке, да — потеря популярности чревата большими неприятностями. Но если вы создали систему, при которой только один человек в стране, который как Атлант вроде как все держит и среди более чем 140-миллионного населения не находится другого, безусловно, проблемы будут. Я вижу, что здесь события пошли по необратимому сценарию.
Ркаил Зайдулла — драматург, лауреат премии им. Тукая: Ркаил Зайдулла драматург, лауреат премии им. Тукая:
 

— Известно, что повлияло, — это увеличение пенсионного возраста, обнищание народа, низкий уровень зарплат. Но я не доверяю этим рейтингам, к тому же в России есть действенный способ поднятия популярности — развязать войну. Хотя, если возрастет уровень жизни народа, то и рейтинг автоматически пойдет вверх. Кроме того, Путин когда-то говорил, что канцлер Германии Гельмут Коль долго был у власти и народ от него устал. Может, и падение рейтинга Путина связано с его длительным нахождением на посту.

 
Роберт Нигматулин — научный руководитель Института Океанологии РАН имени П. П. Ширшова:
Роберт Нигматулин научный руководитель Института океанологии РАН им. Ширшова:

  — Меры нужны очень серьезные. Во-первых, это смена экономической стратегии, потому что нынешняя — в интересах   только супербогатых, а доходы основной массы населения падают, экономика не растет. И при нынешних порядках и кадрах, которые руководят экономикой в правительстве, никакие изменения невозможны. Люди это чувствуют, это все очень опасно. Да, авторитет Путина пока еще высокий, но тенденция началась, все очень опасно — это элемент неустойчивости. Мы за стабильность, чтобы таких обвалов не было, но, дабы их предотвратить, нужна смена стратегии, нужно думать об этом. К сожалению, и Академия наук России не выполняет роли интеллектуального центра, который бы говорил, что делать. Об этих проблемах думают только оппозиционные партии, которые авторитетом большим не пользуются. Это беда — основные силы России, интеллектуальные силы России не думают об этих угрозах и о том, как их предотвратить.

Источник публикации: БИЗНЕС Online

ПОДЕЛИТЬСЯ: