Аузан: На верхних этажах уже весна, а внизу еще заморозки

Дата публикации: 10.04.2019

Россия стала страной с непредсказуемой экономической историей, констатировали вчера участники научной конференции по проблемам экономики в ВШЭ. Краткие выводы экспертов: экономический рост корректируется постфактум, нацпроекты не учитывают спада мировой экономики, а мировой финансовый кризис может наступить уже через год. Как министру финансов РФ Антону Силуанову пришлось отбиваться от ученой критики, обвиняя «рудименты советской эпохи» и «правовую гильотину», — в материале «БИЗНЕС Online».

РУДИМЕНТЫ СОВЕТСКИХ ВРЕМЕН БУДУТ УСТРАНЕНЫ

«Хочется жить в светлом завтра и знать, как этого добиться», — с такими словами к АнтонуСилуанову обратился вчера президент Высшей школы экономики Александр Шохин, призвав министра финансов РФ сосредоточиться на самых оптимистических сценариях. На ХХ Апрельскую международную научную конференцию по проблемам развития экономики и общества Силуанов прибыл с докладом «Сценарии развития российской экономики и бюджетная политика на современном этапе». Конференция стала дважды юбилейной, так как началась в год юбилея ее «отца-основателя», нынешнего научного руководителя НИУ ВШЭ Евгения Ясина. 7 мая известному экономисту исполнится 85 лет. «Просьба делать ему подарки в виде серьезных и аргументированных докладов», — напутствовал докладчиков Шохин.

Взяв слово, Силуанов констатировал, что за последние годы удалось создать защищенный от внешних воздействий фундамент для реформ. Это и стабильность национальной валюты, и устранение макроэкономического дисбаланса, и снижение зависимости бюджета от цен на энергоресурсы. «Серьезно укрепились финансы, в том числе региональные, мы перестали накапливать долги регионов, которые были причиной неустойчивости всей бюджетной конструкции, — заверил Силуанов. — Прошлогодние темпы роста в 2% хоть и небольшие, но все же превышают средние темпы роста экономики, которые мы наблюдали за последние 10 лет».

По словам министра, Россия выгодно отличается от других развивающихся стран тем, что в последние годы формировала резервы, а не наращивала долги и обязательства. Российские ценные бумаги, несмотря на «инициативы американского Конгресса», пользуются большим спросом, их доходность удовлетворяет инвесторов, а риски по ним минимальны, констатировал он. Все это в целом формирует ресурсную базу для реализации поставленных президентом национальных целей — увеличения темпов роста экономики на уровне не ниже среднемировых и вхождения России в пятерку самых крупных экономик мира.

Министр напомнил, что на национальные проекты как основной инструмент реализации национальных целей выделено 25,7 трлн. рублей. Чтобы обеспечить необходимые темпы роста, инвестиции должны составлять не менее 25% от ВВП. «Сейчас — чуть больше 21%», — напомнил Силуанов. Чтобы снизить риски для инвестирования, уже созданы предсказуемые и стабильные условия, но при этом и конкурентная среда поддерживается — «чтобы не было государственной экономики».

«Все последние кризисные явления были от того, что бюджетная система была плохо подготовлена к внешним воздействиям, — заверил министр. — Сейчас ситуация другая. Налоговая система стабильна и не будет меняться в течение 6 лет, это залогом прогнозируемости для бизнеса. Для всех хозяйствующих субъектов созданы равные условия, так что «серым» все труднее уйти из-под контроля налоговой и таможенной служб. По словам Силуанова, бизнес уже почувствовал снижение административной нагрузки: в рейтинге doing business Россия уже переместилась с 130-го на 30-е место и даже метит в двадцатку.

Малому и среднему бизнесу увеличат объемы кредитования. «Если в прошлом году объем кредитования МСП составил 80 млрд рублей, то в этом в наших планах добиться увеличения этого показателя в 10 раз, то есть под триллион рублей», — заверил Силуанов. В перспективе это должно увеличить количество малых и средних предпринмиателей с 19 до 25 млн человек. При этом, объем несырьевого экспорта за 6 лет необходимо увеличить в два раза. 

Кроме того, «по просьбам трудящихся», то есть бизнеса, правительство вместе с ЦБ готовит изменения в сфере валютного законодательства. Бизнес освободят от административного, а местами и уголовного бремени в части возврата валютной выручки. «Все эти рудименты советских времен устраним», — сказал министр. Помимо этого, уберут прочие мешающие работе бизнеса устаревшие решения, так что «правовая гильотина» будет разобрана уже к 2021 году.

Завершая выступление, Сиуланов отметил, что пакет нововведений — ответ на ограничения, с которыми столкнулась страна. Принятые меры должны остановить поиски российского бизнеса офшорных гаваней на Западе, после чего предприниматели должны «работать здесь и получать хорошие доходности».

«КОГДА ТАКОЕ ПРОИСХОДИТ, В ТЕЧЕНИЕ 12 МЕСЯЦЕВ СЛЕДУЕТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС»

Модератор конференции Шохин передал слово председателю комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Андрею Макарову — «для баланса законодательной и исполнительной властей» — который остудил оптимистический пыл министра финансов: «Вы начали с бизнеса, а я твердо убежден: о бизнесе либо хорошо, либо ничего. А поскольку я хорошего сказать не могу, а плохого не хочу, то перейду сразу к другой теме. Когда мы рассматривали бюджет на фоне исполнения бюджета 2018 года, то все, в том числе Центральный банк, правительство и эксперты, сходились в том, что оценка экономического роста в 2018 году в 1,8% является абсолютно точной. Но прошло всего несколько месяцев, и экономический рост, благодаря серьезным усилиям министерства экономического роста достиг 2,3%».

Ответом на этот сарказм стали недоуменные взгляды Силуанова и ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова, которые какпо команде повернули головы в сторону Макарова. Депутат тем временем заметил, что такие корректировки вкупе с движением замедляющейся мировой экономики действительно позволяют опередить темпы мирового экономического роста. «В этом плане мы на верном пути», — продолжал поток иронии Макаров.

Также он удивился снижению экономического роста до 1,3%, которое происходит на фоне увеличения объема инвестиций: «Это требует какого-то объяснения. Господин Орешкин, по всей видимости, не успел на этот вопрос ответить, но нам придется на него отвечать. Почему мы прогнозируем в 2019 году снижение экономического роста? Какие причины?» И он сам предложил ответ. По словам депутата, правительство зря не учитывает очевидное и признанное на Западе синхронное замедление экономического роста: «Снижение экономического роста в Штатах, в Китае имеет непосредственное влияние на нашу экономику. На сегодня мы это недостаточно проанализировали. И весь мир согласен с тем, что в текущей ситуации монетарные и фискальные меры уже не могут стимулировать экономический рост».

«Посмотрите на показатели! — призвал Макаров. — 22 марта впервые за все эти годы трехмесячные облигации в США превысили по уровню своей доходности десятилетние облигации. Посмотрите на это! Как показывает опыт мировой экономики, когда такое происходит, в течение 12 месяцев следует экономический кризис. Мы на самом деле на самом краю очень серьезной рецессии мировой экономики. И когда мы сейчас выстраиваем экономическую политику, мы должны от этого отталкиваться! Экспортоориентированная экономика — это все замечательно, но кому будет нужна наша экспортная продукция на спаде мировой экономики?» По его мнению, ресурсы для экономического роста нужно искать внутри страны. А именно этот аспект в наших экономических планах разрабатывается «явно недостаточно».

Об инвестиционном климате Макаров сказал «лишь одно слово»: «Если в первый день сочинского форума у нас устраивают маски-шоу в агропромышленных холдингах, а в последний день — идут аресты иностранных инвесторов, то все то, что было на этом форуме, тот триллион контрактов, который там заключен, все абсолютно убедительные выступления — все это становится бессмысленным». По его словам, чтобы инвестиционный климат действительно изменился, нужно изменить систему деятельности правоохранительных органов. «Все остальное не имеет никакого значения», — резюмировал Макаров и в заключение призвал «не манипулировать статистическими данными, приукрашивая картину и пытаясь угадать: понравится эта цифра руководителям, или не понравится», после чего решительным жестом оттолкнул от себя микрофон.

Владимир Мау: «Благосостояние гораздо важнее номинальных темпов экономического роста»Владимир Мау: «Благосостояние гораздо важнее номинальных темпов экономического роста»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«НА ВЕРХНИХ ЭТАЖАХ УЖЕ ВЕСНА, А ВНИЗУ ЕЩЕ ЗАМОРОЗКИ»

Министр финансов не отказался от прокомментария. Скачки в оценках экономического роста он объяснил тем, что инвестиционные деньги, полученные от повышения НДС, поступят в экономику только во второй половине года. «Запрягаем долго, но потом быстро поедем», — заверил Силуанов. Зато министр согласился с рисками мировой экономики, а также с тем, что монетарные и фискальные методы полностью себя исчерпали.

Ректор РАНХигС Владимир Мау призвал не делать из целей нацпроектов фетиш, так как показатель роста экономики — не самое важное. Гораздо важнее рост благосостояния людей. По словам ректора, одно из этих явлений совершенно не предполагает другое: может быть как экономический рост с падением благосостояния, как в СССР во второй половине 80-х, так и рост благосостояния в сочетании с экономической стагнацией, как в Японии 90-х и 00-х. «В этом смысле, благосостояние гораздо важнее номинальных темпов экономического роста», — отметил Мау. Рост — не цель в себе и не должен достигаться ценой политической дестабилизации, подрыва макроэкономической стабильности. 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, как и ректор ВШЭ Кузьминов, традиционно обратил внимание на важность институтов: «Фактически, у нас распался социальный контракт. Потому что одно дело, когда страна находится в тяжелой ситуации, и идет спад реальных доходов, и совсем другое — когда страна пошла вверх, а доходы у людей почему-то идут вниз». А все потому, пояснил ученый, что страны с плохой институциональной средой отличаются тем, что в них результаты роста перехватываются, эти страны ориентированы на ренту. «На верхних этажах уже весна, а внизу еще заморозки, — объяснил Аузан, назвав эту ситуацию чрезвычайно рискованной. — Ниже 3% роста вряд ли переломят эту ситуацию».

Экономист предложил альтернативный вариант роста. Он связан с тем, что в России колоссальные транзакционные издержки, то есть низкий уровень доверия, который порождает высокую «силу трения». А вот если бы он был как в Швеции, то в России ВВП на душу населения только за счет этого бы увеличился на 69%.

В заключение слово было предоставлено Ясину, научному руководителю «вышки». Экономист все это время молчаливо следил за происходящим, как и полагается аксакалу. По словам Ясина, долг порядочности заставляет его взять минимум неделю на обдумывание высказанных критических замечаний. «В соответствии с моими убеждениями, мы должны иметь хорошие результаты, чтобы у нас были хорошие отношения с руководством и правительством, и так далее, — сказал Ясин, имея в виду непосредственное участие своего вуза в разработке национальной программы (как и вообще всех начинаний постсоветского правительства). — Но мы же порядочные люди, мы должны что-то сказать, как есть на самом деле. Друзья, я по крайнем мере неделю буду думать, как оценить то, что здесь происходило».



Источник публикации: Бизнес-онлайн

ПОДЕЛИТЬСЯ: