3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Оксана Дмитриева: У России есть нефть, газ и Санкт-Петербург

Дата публикации: 09.10.2018

Ɔ. Оксана Генриховна, у вас уже был опыт выдвижения на пост губернатора Петербурга в 2014 году. Тогда вас отсекли от выборов муниципальным фильтром. Есть основания думать, что сейчас что-то изменилось?

Сейчас ситуация иная по многим причинам: с одной стороны, много хуже, с другой — чуть-чуть лучше. В 2014 году у меня была объективная возможность самостоятельно пройти муниципальный фильтр независимо от властей. Тогда в Петербурге на муниципальном уровне было около 70 депутатов от «Справедливой России», которые давали мне подписи. Отдавали все голоса «яблочники», сторонники «Гражданской платформы», коммунисты, часть «Единой России» и независимые депутаты. И по нашим оценкам муниципальные фильтры я преодолевала. Но потом на муниципальных депутатов началось беспрецедентное давление — вплоть до того, что некоторые из подписавших вынуждены были отозвать свои подписи.

На муниципальных выборах 2014 года, которые проходили одновременно с губернаторскими, все муниципальные образования были зачищены. И оппозиционных депутатов там почти не осталось. Поэтому сейчас у Партии роста всего два муниципальных депутата. У «Яблока» их нет вообще. У сторонников «Гражданской платформы» тоже. У «Справедливой России» максимум 30 депутатов. То же самое у КПРФ и у ЛДПР. Да и там далеко не все — мои сторонники. Поэтому сейчас ни один представитель оппозиции, ни даже все вместе своими силами фильтр преодолеть не смогут. Так что наша надежда только на решение власти провести честную кампанию. Увы, на конкурентные выборы должна поступить жесткая команда сверху.


Ɔ. Есть ли у вас какой-то инсайд или интуитивное ощущение, что подобная команда поступит?

Никакого инсайда нет и интуитивной подсказки тоже. Но такая команда с некоторой вероятностью может поступить. Не могу сказать, что эта вероятность высока. Тем не менее есть заметные признаки: на последних выборах четыре губернатора не прошли второй тур при честном подсчете голосов. И в итоге везде, где губернатор не победил в первом туре, он не смог победить вообще. Это случилось впервые за новейшую политическую историю. Насколько этот опыт честных выборов будет распространен на всю страну, в том числе на Петербург, — вопрос. 


Ɔ. В 1998 году у вас был краткий опыт работы в правительстве министром труда и соцразвития. В этот момент кабинет возглавлял нынешний первый заместитель главы Администрации президента Сергей Кириенко — человек, от которого сейчас зависят многие вопросы, связанные с выборами. Какие впечатления о нем у вас остались и представляете ли вы ход его мыслей сейчас?

По большому счету, я не была членом его команды, да и вряд ли такая команда вообще существовала. Это правительство работало всего четыре месяца, все события развивались молниеносно. Это был самый тяжелый экономический период в новейшей истории страны. Мы пришли на раскрученную не нами пирамиду Государственных краткосрочных облигаций и принятое еще до нас решение о конвертации внутреннего долга во внешний, при цене на нефть на уровне 12 долларов за баррель. Поэтому я не думаю, что тот экстремальный опыт работы можно экстраполировать на последующие годы. К тому же Кириенко тогда было всего 35 лет. Мне представляется, что основное его становление как государственного деятеля происходило позже, когда он работал в Росатоме. Знаю, что там о нем отзывались очень позитивно.

Депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга Максим Резник, Оксана Дмитриева, Андрей Пивоваров (слева направо) во время несогласованной акции против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви на Марсовом поле

Фото: Роман Пименов / Интерпресс / ТАСС


Город западных ценностей


Ɔ. Есть предположения, что одна из причин, почему питерский губернатор Георгий Полтавченко был досрочно снят со своей должности, связана с высоким уровнем уличных протестов в Петербурге. Одно время вы тоже принимали участие в митингах, правда, в московских, выступали на Болотной

В Петербурге мы также устраиваем митинги. Например, самый главный и многочисленный митинг против передачи церкви Исаакиевского соборабыл организован преимущественно нашей командой, и создание Комитета в защиту Петербурга было моей инициативой. 


Ɔ. Насколько комфортно вы чувствуете себя в роли митингового трибуна?

Это не совсем моя стихия. Я парламентский политик, склонный к законотворчеству, организационной и руководящей работе, но не к уличной активности. Однако бывают ситуации, когда нет другого способа привлечь внимание к проблеме и опереться на мнение народа. Думаю, если бы выборы были честные, а представительство в парламенте действительно отражало мнение граждан, митинги и уличные протесты случались бы гораздо реже. Депутаты исполняли бы волю своих избирателей и большинством голосов решали бы вопросы в спокойной обстановке. Уличные протесты — это вынужденные меры, когда власть не хочет слышать никого, в том числе парламентское меньшинство. Как правило, это отдаленные последствия фальсификации выборов. 


Ɔ. А что бы вы хотели предложить Петербургу как парламентский политик и экономист? В чем у вас, как у оппозиционного депутата, главная претензия к Полтавченко?

Эта претензия общая и к Полтавченко, и к Матвиенко. В городе отсутствует четкая стратегия социально-экономического развития. Документ, где написана стратегия, есть, а самой стратегии — нет. Нет четкой расстановки приоритетов, правильного определения, какие отрасли надо развивать, какие требуют поддержки. Мы то развиваем в городе отверточную сборку, называя это автомобильным кластером, то отчитываемся о небывалом экономическом росте за счет перевода сюда крупнейших налогоплательщиков и радуемся, как будто собираемся добывать тут нефть и газ. То мы вдруг объявляем, что будем соревноваться за право считаться финансовым центром России, хотя эта функция давно за Москвой. Поэтому мне главным видится четкое определение стратегии по развитию города. Это потянет за собой и решение других задач. 


Ɔ. И какова стратегия для Петербурга от Оксаны Дмитриевой?

Я считаю, что Санкт-Петербург с учетом его исторического, научного, промышленного потенциала — это меганаучный, культурный центр для всей Северной Европы. Ни у одного региона Северной Европы такого потенциала нет. Это наше конкурентное преимущество, которое нужно использовать. Если развивать его дальше, то многое еще надо сделать.


Ɔ. Может ли это сделать губернатор?

Может. Если губернатор правильно ставит задачу, предлагает варианты, находит лидера, который в состоянии организовать подобный меганаучный центр. Кроме того, потребуется большая законодательная работа. По-видимому, потребуется объединение университета и академии, консолидация необходимого для этого имущественного комплекса, размещение в городе по крайней мере одного проекта типа «мегасайенс» (как ЦЕРН в Швейцарии). Второе конкурентное преимущество города сохраняется со дня его основания. Это «окно в Европу». После потери для России портов на Черном и Балтийском морях мы вернулись к первым дням Петра. Основным портом вывоза в России остается Санкт-Петербург. Это второе направление специализации. Третье — это мощный культурный пласт, исторически созданный поколениями жителей города. Питер — уникальный город, достояние страны. Я всегда говорила, что у России есть нефть, газ и город Санкт-Петербург. 


Ɔ. Вы предлагаете сделать город научным центром Северной Европы, развивать его порты. Мне кажется, что такой план требует другой России — открытой Европе и миру.

Россия открыта миру. Вы в силу возраста не знаете, что такое «железный занавес», а я помню. В последнее время я часто встречалась с консулами, которые работают в Санкт-Петербурге, и неоднократно высказывала эту идею. Никакого сопротивления я не встречала. Думаю, что у Северной Европы (и не только) огромная потребность в научном, культурном, экономическом сотрудничестве с Санкт-Петербургом. 


Ɔ. Даже если говорить о консульствах, то их становится меньше. После очередного обострения в городе закрылось британское консульство. И это те шаги, которые работают против вашего плана.

Не способствуют, это правда. Но и барьеров не ставят. Санкт-Петербург — город, ориентированный на западные ценности. Не случайно и в XIX веке он был центром западничества, тогда как славянофилы базировались прежде всего в Москве. Изначально исторически и экономически Петербург — наиболее демократичный город России. И он должен таким оставаться.

Оксана Дмитриева

Фото: Александр Николаев / Интерпресс / ТАСС


Спарринг-партнеры власти и гражданский долг


Ɔ. Недавно в поддержку вашего выдвижения высказался Алексей Навальный. Известно, что на любую ассоциацию с Навальным Кремль обычно реагирует очень остро. Не окажет ли такая поддержка медвежью услугу? Каковы в принципе ваши отношения с этим политиком?

Мы лично не знакомы и никогда не встречались. Когда он пришел в «Яблоко», я уже покинула партию. Когда я выступала на Болотной площади, Навального там в тот момент не было. Так что мы никогда не разговаривали. С мнением Навального о том, что оппозиция не должна позволять власти искать себе среди оппозиционеров удобных спарринг-партнеров, я полностью согласна. В конечном счете, это плохо для региона, в случае если такой спарринг-партнер случайно побеждает на волне протеста. У меня много расхождений с Навальным по разным вопросам, но я отдаю ему должное в том, что по большому счету могли бы оценить и власти: благодаря ему молодежь становится политически активной, он разбудил у молодых людей гражданское самосознание. Для меня стало показательным поведение молодежи после трагедии в Кемерово, в «Зимней вишне». Я помню, как шла тогда на Марсово поле и видела тысячи молодых людей, которые без всяких слов просто шли отдать память жертвам пожара — никто из политиков их к этому не призывал и не организовывал. Это новый класс, приученный к публичному выражению своего мнения, сочувствия, солидарности. Они относятся к политике не как к карьере, а как к гражданскому долгу. Что касается сотрудничества, то мы уже работали с ребятами, организованными штабами Навального. Благодаря позиции Эллы Памфиловой, представленные в Петербургском парламенте оппозиционные партии, которые прежде под разными предлогами оттирались от наблюдения за выборами, наконец смогли отправить в участковые избирательные комиссии своих представителей с правом решающего голоса. Но у нас не хватало людей, надо было «закрыть» сразу 2000 участков, причем теми, кому мы доверяем, кто не окажется подставными лицами. Поэтому мы набирали людей отовсюду — из объединения «Наблюдатели Петербурга», из активистов защиты Исаакиевского собора, организаций обманутых дольщиков, защитников скверов и парков, также приглашали представителей штабов Навального. Думаю, некоторые из этих ребят, которые осуществляли контроль на избирательных участках, вполне могут стать кандидатами на муниципальных выборах. 


Ɔ. Нельзя исключать, что другим оппозиционным кандидатом на выборах главы Санкт-Петербурга станет Ксения Собчак. Какое у вас отношение к этой общественной фигуре?

Знаете, это тот случай, когда я согласна с председателем нашего Заксобрания: Петербург — это не «Дом-2» и не «Палата №6». И больше мне по поводу моего отношения сказать нечего. С кандидатами от власти можно соглашаться или не соглашаться, но все-таки это кандидаты. А это просто недоразумение, причем недоразумение вредное. Она вживается в роль профессионального спарринг-партнера власти на выборах. Плохо то, что этот спарринг-партнер приписывается оппозиции. Один раз она прекрасно выполнила эту роль во время президентской кампании, а теперь готовится к следующей попытке. 

Митинг против пенсионный реформы, Санкт-Петербург

Фото: Anton Vaganov / Reuters


Времена не выбирают


Ɔ. Вы последовательно выступали критиком пенсионной реформы. Сейчас эта тема стала предельно актуальной.

Я всегда была убежденным противником увеличения пенсионного возраста. Еще раз повторю, что не вижу для этого никаких оснований: ни демографических, ни социальных, ни даже фискальных. С точки зрения рынка труда это вредная вещь. Сейчас появляется уголовная ответственность за увольнение граждан предпенсионного возраста, говорят, что будут создаваться специальные программы для создания новых рабочих мест. Но фактически это дополнительное обременение для предпринимателей. Представьте себе авиадиспетчера или другого специалиста, выполняющего сложную квалифицированную работу. Он может выполнять ее только до определенного возраста. Что делать дальше? Уволить вы его не можете. Значит, должны перевести на другую работу. А такой работы просто нет.

Второе, на что хотелось бы обратить внимание: я всегда считала, что одна из причин дефицита Пенсионного фонда — это переход к обязательной накопительной системе. Повышение пенсионного возраста лоббировали именно те, кто лоббировал сохранение обязательного накопительного элемента. Это звенья одной цепи. Когда повысили пенсионный возраст, я говорила: ждите! Следующим актом в том или ином виде будет предложение о восстановлении взносов на обязательную накопительную систему. Вот оно и пришло в виде предложения финансового блока правительства осуществлять автоматическое перечисление взносов в накопительную часть пенсии, где они благополучно обесцениваются.


Ɔ. Итак, вы предлагаете превратить Питер в научный центр Северной Европы, у вас четкая и обоснованная позиция по пенсионным вопросам — не кажется ли вам, что ваши планы и взгляды должны реализовываться уже на федеральном уровне?

Пенсионная реформа — это действительно не региональный уровень. Даже если меня изберут губернатором Петербурга, я не смогу решать пенсионные вопросы. Что касается моих планов развития города, то не думаю, что текущая внешняя политика является тут ограничителем. Мои планы с нею вполне совместимы, и я знаю, что надо делать.


Ɔ. В 2018 году вы рассматривались кандидатом в президенты от Партии роста. Думаете ли вы об этом сейчас?

Действительно, на последних президентских выборах я была готова выдвинуться в президенты от Партии роста, если бы партия мне это поручила. Но, когда принималось это решение, никто, разумеется, не рассчитывал на победу. Мы планировали, прежде всего, обсудить нашу программу, четко изложить нашу позицию по болевым точкам развития страны — так, чтобы после кампании у будущего президента было представление о том, что обсуждают граждане и какие общественные приоритеты имеются у страны. К сожалению, эта кампания (дебаты) в итоге превратилась в балаган, причем не по вине нашего кандидата. Думаю, что если бы полемика велась чуть более серьезно, возможно, пенсионный возраст сейчас повышать бы не стали. Но, кажется, главным для некоторых кандидатов было само участие в шоу.

Губернаторские выборы — это совсем другое дело. Тут, если выборы пройдут честно и меня на них допустят, я вполне могу рассчитывать на победу.


Ɔ. Сейчас с результатами президентских выборов все действительно понятно заранее. Но ничто не вечно. Готовы ли вы всерьез рассматривать борьбу за президентское кресло, если нынешняя предсказуемость в них исчезнет? 

Времена не выбирают — в них живут и умирают. Поэтому лучше обсуждать реальную повестку. Тем не менее, если говорить о будущем, то успешные губернаторы — довольно уместные кандидаты в президенты на конкурентных выборах. Но думаю, что это коснется уже будущих поколений политиков.

Источник публикации: Сноб

ПОДЕЛИТЬСЯ: