3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
У нас плодят море структур, сажают туда блатных, и эти люди начинают пилить

Дата публикации: 06.08.2018

«ТАМ ЦИВИЛИЗОВАННЫЕ ГОСУДАРСТВА, А ЗДЕСЬ ФЕОДАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО, ВОТ И ВСЕ»

Степан Демура — финансовый и биржевой аналитик:

— Коррупционная составляющая возникает всегда, когда дело касается субсидий, выделений средств со стороны государства, для этого все и делается, по большему счету. Понимаете, это тема для чиновников — как спилить бюджет? Какая помощь МСБ, если государство увеличивает налоги и всячески чморит бизнес? Поэтому это стандартная коррупционная схема – распил госбабла. А если что-то кому-то кто-то не донес и пирог стал меньше, начинается грызня тараканов или крыс в банке — это совершенно нормальный процесс. А лучшая поддержка со стороны государства предпринимательству — принимать и соблюдать законы, которые способствуют развитию бизнеса, это элементарно. Почему малый и средний бизнес цветет в цивилизованных странах, а в России нет? Потому что там цивилизованные государства, а здесь феодальное общество, вот и все.

Дмитрий Потапенко — предприниматель, радиоведущий, эксперт МЭФ:

— Такими программами я не пользовался, прекрасно знал, что это капкан. Категорически неверно существование этих программ, потому что государства не существует, государство — это договор между гражданским обществом и нанятыми сотрудниками под названием чиновники. Государство сначала отнимает с помощью налогов деньги в то, что оно называет бюджетом, а потом почему-то распределяет деньги. Для этого есть банки, конкретный механизм, а не более 70 программ господдержки! Они все должны быть закрыты! А люди, которые в них работают, должны быть расследованы и, скорее всего, получить реальные сроки. Еще раз говорю: для этого есть банковский институт — ему надо дать такие же права, как и всем этим корпорациям всяческих бизнесов, и все станет на свои места.

Почему не может банк выдавать? Да потому, что у него набор документов, в отличие от этих программ поддержки предпринимательства, кратно сложнее и кратно больше. Почему у нас в одном и том же государстве лютуют две принципиально разные формы документооборота? Не является ли это коррупцией в физическом смысле, когда кто-то себя обеспечивает работой? Подчеркну: предпринимателей нужно поддерживать просто налоговыми вычетами. А зачем мы все это создавали? Вроде все в трезвом уме и здравой памяти, но когда я слышу про программы поддержки предпринимателей, у меня, честно говоря, возникает ощущение, что те, кто пользуется, и те, кто распределяет, — это устойчивое бандформирование по пилению денег налогоплательщиков. Если предприниматель хочет поддержки, у него должен быть институт под названием банк, инвестиционный фонд. Точка.

Владислав Жуковский — экономист, эксперт МЭФ:

— Реально большие деньги в России зарабатывают, к огромному сожалению, там, где есть бюджетные ресурсы, нефтегазовые доходы, выполняется госзаказ. Можно понять предпринимателей, которые пытаются тем или иным путем получить какую-то поддержку от государства, но самые высокие правовые, налоговые и судебные риски именно там, где происходит соприкосновение с бюджетными деньгами. Нужно понимать, что у нас не просто брешь в законах, а все настолько двояко-трояко, что даже при желании соблюсти весь ворох нормативно-правовых документов невозможно. Процентов 90–95 — это имитация бурной деятельности, кормушка для своих, к которой часто пристраивают дочерей, сыновей, племянников, жен чиновников. Это нормальная схема по распилу бюджетных денег. Если предприниматель все-таки ввязался во всю эту канитель, то 90 процентов времени он будет заниматься не профильным видом деятельности, а бумагомарательством, прохождением комиссий и прочим. Лучший инструмент поддержки бизнеса – отстать, перестать пересматривать правила игры, повышать налоги, вводить новые сборы, «Платоны», ЕГАИСы, электронные кассовые аппараты, повышать НДС.

Александр Виноградов — ведущий экономист научно-исследовательского центра «Неокономика»:

— Честно говоря, лучше было бы свернуть к какой-то матери все эти программы поддержки и снизить налоги. Любая мера поддержки — это всегда что-то адресное, ты начинаешь это выяснять, разбираться, тратить на это деньги и так далее. Опять же, любая мера поддержки означает, что деньги отобрали у кого-то одного и передали кому-то другому. Почему они даются кому-то другому? Потому что он «весь из себя»? Избранный? Не надо, правила игры должны быть едиными для всех. Уберите меры поддержки и снизьте налоги! Так будет лучше.

«НАЧИНАЮЩИМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМ ГРАНТОВАЯ ГОСПОДДЕРЖКА ВПОЛНЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОКАЗАНА»

Виктор Дьячков — руководитель ГК ICL:

— Мы гранты никогда не получали и госпрограммами не пользовались. То, что государство должно делать, — это создавать условия: предоставлять налоговые льготы, создавать инфраструктуру, обеспечивать доступность кредитования под низкие проценты и на льготных условиях. А когда кому-то выдаются живые деньги, всегда найдутся те, для кого велик соблазн часть из них оставить у себя. Было бы правильно для тех отраслей малого бизнеса, которые требуют развития, таких как сфера обслуживания, предоставлять на какой-то период налоговые каникулы с правильным контролем и учетом. Развитие технологий сегодня позволяет контролировать процесс, отслеживать и не допустить схему ведения бизнеса, когда предприятие по окончании льготного периода ликвидируется и возобновляет деятельность в лице другого юрлица.

Несколько лет назад мы обсуждали ряд проектов по ускорению развития регионов Сибири и Дальнего Востока. В рамках обсуждений говорилось о том, что еще с советских времен имеются данные разведки месторождений золота, серебра, других драгоценных металлов — недостаточно масштабные для крупного бизнеса, но вполне интересные для малого бизнеса. Мы тогда предложили создать портал на базе министерства по делам Дальнего Востока и дать возможность инвесторам получать лицензию на разработку этих месторождений с льготным периодом налогообложения и определенной системой ведения отчетности на период первых трех лет. Предполагалось, что спустя три года налоговых каникул предприятие перейдет на стандартную систему уплаты налогов. Но проект не пошел, как и другие проекты по Дальнему Востоку. По-хорошему, бизнес нужно мотивировать именно такими методами, а не раздавать деньги.

Михаил Скоблионок — генеральный директор ООО «ТАКПО»:

— Везде есть эта коррупционная составляющая, не только в помощи бизнесу. Понимаете, невозможно навести порядок в одних сферах, не наводя в других. Надо наводить порядок в стране. Если он будет во всем государстве, то и в этих программах он будет. А сейчас у нас чем больше ты воруешь, тем меньше срок ты получаешь, принцип такой. Все всё видят: те, кто миллиарды ворует, получают маленькие сроки, а укравший тысячу рублей получит по полной программе. Повторю, пока судебная и законодательная власти будут зависеть от исполнительной, чего в принципе не должно быть, у нас будет бардак в стране.

По поводу помощи. Должна быть создана одна общая большая независимая комиссия, куда будут с проблемами обращаться люди. А комиссия их будет решать. Это практически миссия Торгово-промышленной палаты, Агеева. ТПП должно защищать бизнесменов, какому бизнесу надо помочь, кто порядочный, а кто нет. А у нас плодят море структур, сажают туда своих людей, блатных, и эти люди деньги из бюджета начинают пилить. Вот и все.

Шамиль Агеев — глава ТПП РТ:

— Финансовая помощь государства — очень тонкий вопрос. Я согласен, что, возможно, она не так уж и необходимая предпринимательству. При этом очень важно государству не отстраняться от помощи, а создавать условия для бизнеса, образуя конкурентную среду, снижая кредитные ставки, давая возможность выхода на международную арену и так далее. А вот начинающим предпринимателям грантовая господдержка вполне может быть оказана, собственно, это предусматривает и мировая система. Гранты выигрывают молодые ученые, фермеры, те, кто только-только начинает свой путь.

«МОЖЕТ, ПЕРЕНЯТЬ ОПЫТ БЕЛАРУСИ — НАСКОЛЬКО Я ЗНАЮ, ТАМ УРОВЕНЬ КОРРУПЦИИ В РАЗЫ МЕНЬШЕ»

Флун Гумеров — президент ювелирной компании «Алмаз-Холдинг», депутат Костромской областной Думы:

— Основная задача государства — создание равных условий для развития честной конкуренции. Возможно, грантовая поддержка предпринимательства и нужна, но нужна точечно. Особенно у нас, где существует серьезная коррупционная составляющая. Вообще, получается, что, когда государство начинает выделять деньги, гранты, субсидии, оно начинает тушить пожар. Хотя надо сделать так, чтобы его не было, чтобы все сектора экономики развивались одинаково и чтобы рубль, вложенный в любой сегмент экономики, давал одинаковую норму прибыли.

Азат Хаким — председатель «Тулпар Аэро Групп»:

— Сложный вопрос. А если не помогать, то как бизнес развивать, как на ноги вставать? Кредиты, например, у нас очень дорогие. В таком случае надо менять кредитную политику, чтобы люди нормально могли брать инвестиционные кредиты, нужно создавать прежде всего правильные экономические условия. То есть должно быть работающее законодательство, грамотная налоговая политика. По большому счету, если все это будет работать, никакие гранты и не будут нужны. А как навести прядок? Может, перенять опыт Беларуси — насколько я знаю, там уровень коррупции в разы меньше.

Виктор Классен — генеральный директор АО «Радиокомпания „Вектор“»:

— Я отвечу так: как инновационное татарстанское предприятие, которое увлекается научно-исследовательскими, опытно-конструкторскими разработками, мы непрерывно участвуем в тендерах, получаем гранты. И мы видим, как в культурной, в научно-технической среде, в которой мы работаем, нет ни намека на коррупцию.

Уже многие годы мы являемся резидентом фонда «Сколково» в кластерах космических и биомедицинских технологий. Пару дней назад мы получили извещение от вице-президента «Сколково» о том, что мы в третий раз стали резидентами фонда. И спрашивается: в этих тендерах распределение грантов — как это все работает? Объясняю: тот же вице-президент «Сколково» открытым текстом пишет, что они 10 дней назад получили наш проект, они его разослали 7 российским и иностранным экспертам. И через эти 10 дней единогласно экспертами было принято решение дать нам статус резидента фонда. Так было и во второй, и в первый раз. Там нет коррупции, там все устроено так, что решение принимает сообщество видных ученых, которые решают, кого поддержать, кого не поддержать. Я привел пример «Сколково», могу рассказать о фонде Бортника и те гранты, которые разыгрываются в минобрнауки. Знаю, что вы опросили и других экспертов, спрашивали о коррупции, просто я решил, что скажу немного о другом. Поведаю о тех направлениях, где удалось выстроить правильную систему, не только же о грустном все время. И если другие сферы возьмут пример с научных, технических областей, где речь идет о прорывных технологиях, об инновациях, о научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах, тогда можно было бы ситуацию сильно поправить.

Источник публикации: БИЗНЕС Online

ПОДЕЛИТЬСЯ: