Готовится к изданию монография «Экономика России: что происходит и что делать»

Дата публикации: 03.08.2018

Издательством «Экономика» готовится к изданию монография «Экономика России: что происходит и что делать» с предисловием К.А. Бабкина (президент Ассоциации «Роспецмаш», председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России)
Авторы: Абрамов М.Д., Болдырев Ю.Ю., Бочаров М.А., Кашин В.А., Симчера В.М.

В 1990 году номинальный ВВП Китая составлял $397 млрд. (1,7% мирового ВВП), а России – $517 млрд. (2,3% мирового ВВП), т.е. ВВП России был на 30% больше ВВП Китая. В 2017 году номинальный ВВП Китая составлял $12.263 млрд. (15,41% мирового ВВП), а России – $1.267 млрд. (1,5% мирового ВВП), т.е. ВВП России сегодня почти в 10,0 раз меньше ВВП Китая.
В чем же дело? Почему баланс развития между Китаем и Россией так резко накренился в одну сторону? И что это за «экономическая стабильность» в отчетах нашего правительства, при которой Китай уже снабжает своими товарами полмира, а Россия не может обеспечить себя даже овощами и кухонной утварью, не говоря уже о велосипедах и айфонах?
И почему объемы производства важнейших видов конечной промышленной продукции (гражданского назначения) у нас непрерывно падают уже двадцать, тридцать, лет?
На наших заводах постоянно бастуют рабочие? Проблема нехватки сырья? Нет спроса? Или это всё – диверсии «иностранных агентов», которые, наконец-то, получили у нас возможность официальной регистрации (и даже, говорят, и в прежде «закрытых районах»)?
На самом деле, всё не так. Есть и работники, есть и сырье. И иностранные агенты здесь тоже не причем.
Просто есть разница между двумя политиками: политикой позитивного прагматизма – как в Китае: все работают, все производят полезные продукты, и только потом государство думает о том, как разделить полученные обществом доходы, и политикой «бюджетного фетишизма» – как в России: всех обобрать, всё сконцентрировать в Москве, а потом думать – с кем и как будем делиться.
А вот различия между этими двумя политиками в конкретных цифрах.
В Китае доля налогов в ВВП менее 30 %, а в РФ – приближается или даже превышает уже 50 %.
В РФ производительный бизнес облагается четырьмя налогами: налогами на прибыль и на имущество, НДС и таможенными пошлинами.
В Китае же есть вовсе или почти безналоговые зоны, в которых общая фискальная нагрузка на бизнес в 2-3 раза ниже, чем во всем остальном «развитом мире». А в этом мире – в ЕС нет ни налога на имущество организаций, ни таможенных пошлин. А в США, кроме того, нет и НДС.
В результате общая налоговая нагрузка на среднее промышленное предприятие в США в 5-6 раз ниже, чем в РФ. А про Китай и говорить не приходится.
В РФ работники по своей зарплате имеют налоговую нагрузку в 70 %, а во всем мире получатели доходов до 1 тыс. дол. в месяц вообще не платят никакие налоги. А в Китае необлагаемый минимум зарплат был прежде примерно 400 дол. в месяц, а сейчас его уже подняли до 800 дол. в месяц. Иначе говоря, если предприятие в Китае платит работнику 50 тыс. руб. в месяц, то он получает эти деньги полностью, без всяких налоговых урезаний. А в РФ при такой же сумме выплаты до работника доходит только 30 тыс. руб. из его заработка, остальные 20 тыс. руб. надо отдать государству.
Итак, в Китае – работай и зарабатывай, тебе мешать не будут. В России - только попробуй сделать что-то полезное, тебя тут же замучают проверками и налогами. Отсюда и результат.
Но если всё так фатально и так неизбежно, то что же тогда нам делать? Уходить в горы, бежать в тайгу? А кому-то повезет – его увезут в тундру, к оленям, на безналоговый (пока!) ягель.
Это – один выход.
Другой выход – спросить у нашего правительства, почему оно категорически не желает создать для нашего производительного бизнеса и для наших работников конкурентные условия труда и деятельности; почему оно не принимает предложения, которые мы ему регулярно направляем.
Почему оно этого не делает? Это – загадка почище «Фауста» Гете!
Когда нам говорят, что ВВП стабилен или даже чуть-чуть поднимается, это не означает, что мы развиваемся. Это означает, что утраты в нашем производственном потенциале перекрываются ростом расходов на строительство мостов и стадионов. Но сами эти мосты и стадионы в итоге лишь дают все новые и новые статьи затрат – на их ремонт, на их содержание, и еще и на импорт футболистов. Богаче мы от этого никак не становимся, в нашем экспорте, кроме «голов, очков, секунд» ничего не добавляется, и для оплаты импорта необходимого нам ширпотреба у нас опять остаются только доходы от экспорта нефти и газа.
Когда нам говорят, что «бедность отступает», это вовсе не означает снижения числа бедных. Это означает лишь «поправление» статистики путем учета новых индексаций пособий и пенсий, которые, конечно, уступают росту цен и тарифов, но зато дают общий прирост номинальных доходов населения.
То, что у нас почти 20 миллионов человек, работая, не могут обеспечить себе даже минимальный прожиточный минимум, учетно-статистическим «отступлением бедности» никак не компенсируется. Эти люди смотрят не на сводки Росстата, а на растущие цены в магазинах, которые свидетельствуют не об успехах государственной «борьбы с бедностью», а о новом наступлении на их кошельки.
Когда нам говорят, что надо повысить ставку НДС или отодвинуть срок выхода на пенсию, это не означает, что в государственном бюджете или в Пенсионном фонде образовался дефицит денег.
Это означает лишь, что денег в бюджете не хватает на премии экспортерам нефти и газа – мировые цены на нефть выросли с 40-50 дол. до более, чем 70 дол. за баррель, а возвращать им в виде компенсации НДС с нового года надо будет уже не 18 %, а 20 % от этих сумм.
И это означает, что в Пенсионном фонде появились особые проблемы с индексацией пенсий «стотысячникам» (а есть пенсии и по 200 тыс. руб. в месяц) и с пенсионным обеспечением «досрочников» – которые, выходя на пенсию в возрасте 45-50 лет, имеют виды на свое пенсионное благополучие в течение срока в 4-5 раз более долгого, чем для обычных граждан.
Это означает еще и еще многое другое. Но главное – категорическое неуважение к опыту других стран и принципиальное игнорирование основных постулатов экономической теории.
А они, эти постулаты, весьма просты: не играй с деньгами (не разводи инфляцию), не злоупотребляй с налогами, проводи разумную промышленную политику, поощряй накопления и инвестиции в реальном секторе экономики.
Отсюда вытекают и задачи правильного государственного управления.
Первая – нулевая инфляция, низкие процентные ставки.
Вторая – состав и ставки налогов должны быть на конкурентном уровне.
Третья – всемерное поощрение промышленного экспорта, у которого источник доходов – весь мир, стимул развития – международное разделение труда, и гарантия инноваций – международная конкуренция.
И, последнее – поощрение национального государственного и частного накопления. Чем больше средств мы сейчас отложим на инвестиции и инновации, тем богаче мы будем завтра.
Но это – если капиталы и частные сбережения населения будут оставаться и инвестироваться внутри страны. А пока государство и государственные банкиры, госкорпорации дают нам иной пример: вкладывать и хранить деньги за рубежом, в иностранных банках, в иностранных валютах, в иностранных ценных бумагах.
Авторы настоящей книги не фаталисты – в том, что касается возможностей будущего развития экономики России.
Но они вынужденно становятся фаталистами в отношении результатов деятельности экономических руководителей России: эти люди все время говорят одно и то же – «за всё хорошее!», но и делают все время также одно и то же – чтобы этого «хорошего» никогда не случилось.
Кто их сможет остановить – только президент? Или только президент – но с нашей поддержкой и с общим, всенародным, участием в разработке и проведении экономической политики, основанной на разуме, на национальном интересе и на общей цели повышения благосостояния нашего общества.
В книге приведены и обоснованы конкретные рекомендации по решению проблем, стоящих перед нашей страной.

ПОДЕЛИТЬСЯ: