3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Константин Бабкин – о визите в Китай: Рядом с нами гигантский рынок сбыта!

Дата публикации: 01.12.2017

России не только есть что перенять у страны с непрекращающимся ростом ВВП, но и есть что предложить. О том, как наполнить политический союз экономическим содержанием и при этом оживить сельское хозяйство наших регионов – Сибири и Дальнего Востока, известный российский промышленник рассказал в интервью Накануне.RU.
Вопрос: Константин Анатольевич, в конце прошлой недели Вы ездили в Китай, чтобы ознакомиться с возможностями сельского хозяйства этой страны. Какие выводы для нашей экономической реальности вынесли?

Константин Бабкин: Сельское хозяйство Китая мощное, оно очень быстро развивается. Я был в КНР четыре года назад, и за это время, по статистике, экономика страны выросла на 30%. Темпы поражают! Самый практичный вывод, который я мог бы вынести, – это то, что из-за обогащения населения Китая все больше продовольствия будет закупаться из-за рубежа, а это означает очень большие возможности для сотрудничества и оживления сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока России.

В прошлом году Китай закупил в Америке 84 млн т сои, в этом – 96 млн т. При этом китайцы недовольны этими закупками, потому что из США идет генно-модифицированная продукция, и они хотели бы найти других поставщиков. Соя – такая культура, которая могла бы расти у нас на Дальнем Востоке и в Сибири.

Мы гордимся, что вырастили в России 130 млн т зерна в этом году, но рядом с нами есть гигантский рынок других культур, в частности сои, объемы закупок которых сопоставимы со всем урожаем, который выращивается у нас в стране. Вдумайтесь, сколько сои мы вырастим, столько и сможем продать, ведь российская сельхозпродукция в Китае пользуется хорошей репутацией как экологически чистая! Китайцы говорят, что из российской пшеницы лапша получается в три раза длиннее, чем из китайской или привезенной из западных стран.

Вопрос: Существуют ли сегодня возможности для такого направления сотрудничества?

Константин Бабкин: Если у нас будет правильная экономическая и аграрная политика в стране, если мы создадим нашим крестьянам комфортные условия для производства, для жизни на селе, то мы могли бы значительно оживить наше село за Уралом. Такие возможности есть, потому что в современном мире произвести что угодно не представляет проблем, а вот куда продать – всегда проблема. В данном случае такой проблемы не существует, потому что рядом с нами находится гигантский рынок. Надо не упустить эту возможность, правильно ее реализовать.

Но сегодня Правительство не видит этих возможностей, не собирается их реализовывать. Наоборот, мы видим заявления сначала от Собянина, затем от Кудрина о том, что села, деревни, поселки – это все "неэффективно", надо сокращать "лишних людей" и развивать мегаполисы. Такой подход не ведет Россию к успеху. У Китая надо многому учиться в экономической политике, тем более, есть такой наглядный пример, и налаживать ее у себя. Для этого есть все возможности.

Вопрос: Правда ли, что в качестве одного из возможных направлений сотрудничества России и Китая обсуждается поставка пресной воды с Камчатки в Поднебесную?

Константин Бабкин: Это более отдаленное будущее. Китай тоже не стоит на месте: они опресняют воду из Тихого океана, постепенно очищают реки. Если мы будем долго тянуть с реализацией этого проекта и других простых аграрных проектов, то в них отпадет необходимость. Важно не стоять на месте.

Вопрос: Вы упоминали, что в Китае используется техника, которая позволяет выращивать зерна в пять раз больше, чем выращивают в России. Стоит ли нам позаимствовать китайские сельхозтехнологии?

Константин Бабкин: Нет, эта техника нам не подходит. В Китае ограниченные угодья, но более благоприятный климат: они выращивают не один, не два и не три урожая в год, но при этом им приходится использовать больше удобрений, пестицидов. Продовольствие, выращенное в Китае, пользуется не самой лучшей репутацией среди китайцев, потому что бывали случаи отравления. Конечно, стремиться к более высоким урожаям надо, но не до бесконечности, потому что за это приходится платить здоровьем почв. Я бы не стал копировать китайские технологии сельского хозяйства: у нас есть свои, более подходящие нам, другое дело, что надо создавать экономические условия для их внедрения и распространения. Мозги и технологии у нас, к счастью, есть.

Вопрос: Правительство Китая решило отказаться от укрупнения ферм и поддерживать малые формы хозяйствования. Того же принципа придерживаются в Америке и Евросоюзе. В чем преимущество малых форм хозяйствования и подходит ли этот вариант нашей стране?

Константин Бабкин: В Китае фермы измеряются 20-40 сотками, нам с нашими угодьями в экстремизм впадать не надо, но хозяйства в 3-5 тыс. га должны иметь возможность развиваться. Такие размеры позволяют приобретать комбайны, использовать высокопроизводительную технику, делать серьезные инвестиции в технологии, но дело в том, что сегодня в России проводится политика по поддержке агрохолдингов. Это другой экстремизм – стремление к гигантомании. У нас небольшие хозяйства 10-30 тыс. га зачастую получают поддержки гораздо меньше и имеют гораздо меньший доступ к государственным мерам стимулирования, чем гигантские агрохолдинги. Это ведет к тому, что большие хозяйства "выжигаются", и человек, живущий на селе, отрывается от непосредственного управления своей фермой, он превращается в наемного работника. Сельское хозяйство – это все-таки общение с живыми организмами, со всеми животными, тут человек, который сам отвечает за результаты своего труда, зачастую принимает более правильные решения и более живо реагирует на те или иные изменения на подконтрольной ему территории. Поэтому поддержка небольших хозяйств была бы правильным шагом с технологической, производственной точки зрения и с точки зрения социального здоровья на селе. Человек, живущий на земле, тут же ее обрабатывающий, автоматически становится кристаллизатором жизни в своей деревне.

Американский и европейский опыт состоит в том, чтобы поддерживать относительно небольшие формы хозяйствования, он очень позитивен для технологий и социального климата в обществе. Поэтому, наверное, нам стоит отказаться от поддержки только лишь крупнейших хозяйств и поддерживать все хозяйства, вне зависимости от их размера. У китайцев здесь есть чему поучиться.

Вопрос: Когда Россия выбрала рыночную экономику, Китай пошел по другому пути, и теперь уже 30 лет показывает нескончаемый рост. Как Вы считаете, сработал ли этот план в России?

Константин Бабкин: Не знаю, возможно ли это было 30 лет назад, но сейчас все эти рецепты можно реализовать у нас. Для этого нужно соединить частную инициативу, свободное предпринимательство с активной ролью государства с элементами планирования, с доступными кредитами, низкими налогами, доступными ресурсами, активной борьбой за рынки и производителей. Все это можно реализовать. У нас есть специальная программа, которую мы разработали в Торгово-промышленной палате и которую 27 ноября утвердили на съезде "Партии дела". У нас есть рецепт вывода России из кризиса – перевод ее к длительному быстрому развитию, для этого не хватает только воли со стороны Правительства.

Источник публикации: Накануне.RU

ПОДЕЛИТЬСЯ: