30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Дмитрий Потапенко: «В бизнес-процессах надо задействовать как можно меньше людей»

Дата публикации: 09.08.2017

Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании Management Development Group Inc., рассказал в своем блоге о том, как нанимать персонал в условиях, что квалифицированных кадров катастрофически не хватает.

— В целом ситуация такова: персонала у нас нет, не было и не будет. Демографическая яма продлится еще как минимум 20 лет. Поэтому бизнес-процессы надо затачивать так, чтобы в них было задействовано как можно меньше людей. Это первое.

Второе. Ключевой вопрос не в том, чтобы набрать команду. Вы должны представлять картинку своего будущего бизнеса и понимать, как он работает, не устаю это повторять.

Набрать персонал достаточно просто. Прописывайте функционал, который хотите видеть от каждого сотрудника, начиная от уборщицы и заканчивая финансовым директором. Единственный критерий, которым надо руководствоваться: человек должен обозначенный вами функционал выполнять.

Это два ключевых момента. Остальное — частности.

Расскажу, как делаю я

Я не беру в команду людей с рынка ни на значимые управленческие позиции, ни в офис (который насчитывает всего 54 человека на почти 8000 линейных сотрудников). Все растут снизу, годами трудятся, чтобы подняться. Если человек справляется со своими обязанностями, берет на себя больше бизнес-процессов и ответственности, он растет.

По человеку сразу видно, как он умеет работать. Видно по взаимодействию с офисом, с программным обеспечением, с клиентами. Толковый сотрудник за 3 месяца поднимается от продавца-кассира до заместителя управляющего объектом. Далее до управляющего объектом или регионального менеджера. Как показывает практика, большинству достаточно управляющего объектом — директора магазина или столовой.

У меня нет молодых гениев, которые после института приходят и садятся греть стул в офисе. Сначала «в поля», потом, если выдержишь, сможешь чего-то добиться. Меня часто этим упрекают: как же так, а сам-то приходил в 20 с небольшим лет сразу генеральным директором. Приходил. Отпахав менеджером по продажам, который сам продавал видеоплееры, сам договаривался об открытии точек и в результате стал вице-президентом представительства Grundig в России.

Так и строилась моя карьера — снизу вверх. И только потом я приходил сразу на топовые позиции. То же самое я исповедую у себя в компании и вам советую.

Нижний персонал — это обычная газета. Приходят 50 таджиков, из которых вы выбираете двух.

Упрощайте бизнес-процессы — нанимайте гастарбайтеров

Если вы планируете общепит или ритейл, готовьтесь к тому, что придется нанимать гастарбайтеров, объяснять каждому элементарные вещи, через какое-то время увольнять их и брать новых.

Нанимать гастарбайтеров — это мировая практика. Как клиент я хочу, чтобы бутылка воды стоила дешево. Если эту воду будет разливать Потапенко и MDG — она будет стоить 100 рублей, а если таджик с тремя классами образования — 50 рублей. На всех конвейерах (а общепит и ритейл являются конвейером) работает не титульная нация. Придя в любое заведение общепита или ритейла на Западе, вы увидите, что там работают приезжие — русские, китайцы, вьетнамцы.

В Париже в сети «Ашан» работают только китайцы, которые знают по-французски двадцать фраз. И когда у китайца проблемы со штрих-кодом, он, совсем как наш таджик, кричит в подсобку на своем языке.

С гастарбайтерами оправдывает себя вахтовый метод. Две недели человек работает, две недели отдыхает — самый подходящий режим. Для маленьких населенных пунктов (порядка 5000 населения) — месяц через неделю.

А как же «наши»?

А наши не будут работать даже за более высокую, чем таджики, плату. У нас нынче сплошь графья. Основная наша, русских, проблема: мы не хотим ничего делать, но хотим жить, как на Западе.

Требования у молодых кандидатов такие, что остается разве что отписать им 51 % акций, чтобы они соизволили работать в качестве секретаря или помощника менеджера. 

Все они, конечно, креативные, амбициозные и прогрессивные, но когда спрашиваешь выпускника вуза, что он умеет делать, вразумительного ответа обычно не получаешь.

Именно завышенными ожиданиями молодых соотечественников и создается проблема трудовых мигрантов. Наша экономика сегодня не интеллектуальная, она сырьевая. А сырьевая экономика требует большого количества «синих воротничков».

Так что если мы хотим решить проблему с мигрантами — нужно закрыть лет на десять все институты и университеты и гнать подрастающее поколение на выполнение той работы, которую сегодня выполняют таджики.

Наши вузы производят немереное количество дипломников. Соответственно, дипломы девальвируются, потому что высшее образование не гарантирует выпускникам открытых вакансий. Основная работа, которая есть — это работа руками. Ее надо выполнять, и она никогда не будет автоматизирована. Во всех странах мира кто-то машет метлой, кладет раствор и сидит с детьми.

Там, где нет проблемы трудовых мигрантов, работает коренное население. Но у нас выпускника вуза на должность дворника не загонишь. Для него 80 тысяч — это минимальная сумма, чтобы он соизволил с вами разговаривать.

Вообще-то, человек в 20 с небольшим лет, даже получивший диплом — никто. А 80 тысяч — зарплата квалифицированного специалиста. Но у студента планка такая, что он должен обеспечить себе машинку в кредит и отдельную квартиру, желательно поближе к центру.

Почему-то, когда я был студентом, для меня, москвича, не представляло никакой проблемы снимать квартиру с кем-то еще, ездить на метро и зарабатывать деньги тяжелым трудом. Но затем в какой-то момент в студенческом самосознании произошел перелом — они решили, что должны существовать на уровне не ниже средних менеджеров крупных компаний. Тогда и начались проблемы с персоналом, точнее, с его отсутствием.

Источник публикации: Деловой Квартал

ПОДЕЛИТЬСЯ: