30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
«Ученые идиоты» и экономика России

Дата публикации: 30.12.2016

Экономика России буксует, несмотря на усилия Президента и Правительства. А главное, впереди почти не видно просветов. Слово «почти» означает, что я очень надеюсь, что новый год совсем беспросветным не будет.

Оказывается, проблемы экономики актуальны не только  для нас. «Никто, особенно экономисты, не понимают, что происходит с мировой экономикой», считает английский экономист и член палаты лордов Великобритании Роберт Скидельски. По его мнению, «ключевая причина такой слепоты среди экспертов – это простое отсутствие интеллектуального кругозора…».

В статье ««Ученые идиоты». Почему экономисты не понимают, что происходит с мировой экономикой?», опубликованной 27.12.2016, он пишет:  

«Давайте честно: никто не понимает, что сегодня происходит в мировой экономике. Восстановление после краха 2008 года неожиданно оказалось очень медленным. Находимся ли мы на пути к полному выздоровлению или же увязли в «вековой стагнации»? Глобализация остаётся или уходит? Власти не  знают, что делать. Они давят на обычные (и необычные) рычаги, но ничего не  происходит… Поскольку никаких применимых макроэкономических инструментов больше фактически не осталось, общим местом стали разговоры о «структурных реформах». Но по вопросу о том, что именно это означает, согласия тоже нет. Между тем, полоумные лидеры возбуждают недовольных избирателей. Похоже, что экономика уже вырвалась из рук тех, кто должен был её управлять, а теперь за нею следует политика… До 2008 года эксперты были уверены, что у них всё под контролем. Да, был пузырь на рынке жилья, но это была всего лишь «крупная выбоина на дороге», как выразилась в 2005 году нынешний председатель ФРС Джанет Йеллен. Почему же  тогда они пропустили шторм? Именно этот вопрос британская королева Елизавета задала группе экономистов в 2008 году. Большинство из них пассивно сложили руки. Это стало следствием «недостатка коллективного воображения у многих умных людей», объясняли они. Хороших экономистов (и многих других хороших людей) объединяет широта образования и взглядов. Она даёт им доступ ко многим, разнообразным способам понимания экономики. Гиганты предыдущих поколений знали многое помимо экономики. У Кейнса был диплом математика, но затем он стал изучать античную классику, а собственно экономике учился менее года, начав затем её преподавать. У Шумпетера была степень кандидата юридических наук (PhD), а у Хайека – юридических и политических наук, он также изучал философию, психологию и анатомию мозга. Современные же профессиональные экономисты, наоборот, не изучают практически ничего кроме экономики. Они даже не читают классические труды по своей собственной дисциплине. Об истории экономики они узнают, если это вообще происходит, из таблиц с данными. Философия, которая могла бы им объяснить ограниченность экономического метода, – для них закрытая книга… Экономисты – это «учёные идиоты» (idiots savants) нашего времени».

Таково мнение английского лорда.

Но английский лорд не знает тех проблем, которые есть у нас. У них веками шлифовались инструменты управления экономикой – налоговая, денежно-кредитная, судебная и другие системы. Например, им известно, что экономика (от др.-греч. οἰκονομία, буквально – «искусство ведения домашнего хозяйства») – совокупность общественных наук, изучающих производство, распределение и потребление товаров и услуг. И в других определениях экономики на первом месте всегда производство товаров и услуг, т.е. того самого «простого продукта», о котором говорили Адам Смит и А.С. Пушкин.

Наши экономисты – и в науке, и в правительстве, и в оппозиции (и в системной, и в несистемной) – до простого продукта не  опускаются. В лучшем случае они находятся на уровне «ученых идиотов», о которых говорит Роберт Скидельски. Их интересуют общие идеи, направления и принципы. В  детали они не вникают. Одни говорят надо делать то, другие – это. А как сделать, чтобы «то» или «это» было делать выгодно, и те, и другие не знают и  знать не хотят – им это настолько не интересно, что конкретные предложения со  стороны (например, наши) они в упор не видят и не слышат. На одном из совещаний по проблемам экономики я подошел к Е.Г. Ясину и сказал ему, что мы выполнили большую работу под названием «Модернизация России: проблемы и пути их решения». Он поинтересовался, кто руководил этой работой. После того, как я сказал, что руководителем авторского коллектива был академик РАН Нигматулин Р.И., Евгений Григорьевич сказал, что такого экономиста он не знает, и потерял ко мне интерес.

К сожалению, такие «пустяки», как формы налоговой отчетности, ставки налогов, нюансы подоходного налогообложения, методика расчета НДС и  многие другие конкретные вопросы, не интересуют не только придворных экономистов, но и таких оппозиционеров как Г. Явлинский, С. Алексашенко, А. Илларионов и др.     

В результате в России создана экономика, в которой производству почти нет места. Есть банки, биржи, курсы акций и валют, фьючерсы, эмиссии, деривативы, свопы, и многое другое, имеющее к производству лишь  косвенное отношение. В этой экономике, чем больше потратил, тем больше ВВП и  тем выше производительность труда; выгодней купить за рубежом, чем сделать самому. Именно этим можно объяснить тот факт, что за годы реформ было уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы Великой Отечественной войны. Промышленность постепенно сходит на нет. По данным Минпромторга, доля продукции российских предприятий в стратегических отраслях (станкостроении, тяжелом машиностроении, легкой, радиоэлектронной, медицинской и фармацевтической промышленности) на нашем рынке в 2014 году составила от 20 до 10%, а от 80 до  90% составил импорт.

Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами. Производство многих видов продукции сократилось в десятки раз по сравнению с советским временем. Например, в 2015 году производство ткацких станков, экскаваторов, бытовых пылесосов, шерстяных тканей, согласно Росстату, составило от 0,23% до 1,9% относительно уровня 1990 года, а производство тракторов, металлорежущих станков, часов всех видов, кузнечнопрессовых машин, мотоциклов – от 3,0% до 4,8%. С другими видами продукции дела ненамного лучше.

Можно ли называть министерство, ответственное за эти результаты, министерством экономического развития? Более верное для него название – министерство разрушения российской экономики. То, что происходит последние 25 лет, никак нельзя назвать развитием. И никто не несет за это ответственности. Между тем, ответственность должны нести и экономический блок правительства, и обеспечивающие его теоретическими обоснованиями институты – прежде всего, Высшая школа экономики, Академия народного хозяйства и  государственной службы, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара и др.

Но есть и хорошие новости. В своем Послании 1декабря 2016 года В.В. Путин предложил подготовить рекомендации по совершенствованию налоговой системы и дал соответствующие поручения правительству, Торгово-промышленной Палате и объединениям предпринимателей. Возможно, и наши наработки будут востребованы. Наконец-то наша больная экономика пойдет на  поправку. С Новым Годом, дорогие товарищи и господа!



[1] http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/uchennye-idioty-pochemu-ekonomisty-ne-ponimayu-chto-proishod....  

[2] 

[3]«Доля импорта в стратегических отраслях превысила 80 процентов», 10 июля 1014 г.,

Источник публикации: Эхо Москвы

ПОДЕЛИТЬСЯ: