30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Стратегия 2025. Экономика расцвета»
У экономики РФ есть потенциал для роста

Дата публикации: 21.12.2016

Эксперт МЭФ Михаил Хазин: "Та модель, которая в нашей стране действовала за очень небольшим исключением с 1991 года и которую мы называем либеральным финансовым капитализмом, исчерпала свой потенциал".

К концу 2016 года экономика РФ пережила понижение цены на углеводороды, привыкла к режиму санкций Запада, стабилизировала национальную валюту и, по оценкам аналитиков, сумела удержаться от дефолта. В ходе конференции, которую провел «Коммерсантъ-Юг России» при поддержке ПАО «Промсвязьбанк», эксперты отметили, что юг России находится в более выгодном, по сравнению с другими регионами, положении за счет большой доли АПК в ВРП.

Индикаторы роста

Уже со второго квартала текущего года служба статистики фиксировала положительную динамику промышленного производства. В январе-октябре 2016 года объем промышленного производства, по сравнению с январем-октябрем 2015 года, составил 100,3%.

Причем в ряде регионов страны темпы роста промпроизводства превысили общероссийские.

Севастополь остается лидером по темпам роста промышленности среди регионов Южного федерального округа (ЮФО), индекс промышленного производства в Севастополе по итогам девяти месяцев года составил 125,6%. В Крыму этот показатель тоже достаточно высок — 121%. Эксперты объясняют такой рост не только эффектом низкой базы и повышенным вниманием власти к территориям, но и значительным расширением рынков сбыта после вхождения регионов в состав России. Также из южных регионов в числе лидеров Ростовская область, Ставропольский край, Волгоградская область, Краснодарский край.

Регионы Юга активно включаются в экспортную деятельность. Основные статьи экспорта — продукты сельхозпроизводства и сельхозпереработки. По данным девяти месяцев, на продовольствие приходится 7% российского товарного экспорта. Причем южным регионам принадлежит более 20% от общего объема.

О позитивных перспективах Юга говорит и тот факт, что девелоперы торгово-офисной недвижимости готовы осваивать пространства городов с населением от 100 тыс. человек. По словам председателя правления, гендиректора ОАО «Инпром Эстейт» Игоря Коновалова, строить торгово-развлекательные центры в таких городах сегодня имеет смысл. «Подобных объектов там не хватает. В перспективе ближайших лет высока вероятность появления крупных ТРЦ именно в малых городах, в миллионниках спрос на них в значительной степени удовлетворен, — рассказал участникам конференции Игорь Коновалов.— Мы обладаем правами на бренд «Мармелад» (ТЦ в Таганроге.— Прим. ред.), есть понимание, как делать проекты успешными. Возможно, в скором времени мы объявим локацию нового центра, если будут получены права на учас-ток и проект получит одобрение властей. Такова договоренность с правительством Ростовской области».

Инвестиционная активность

По оценкам аналитиков Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), большую часть второго квартала 2016 года инвестиционная активность оставалась «на дне». Однако к концу квартала появились первые признаки восстановления инвестактивности, связанные с повышением мировых цен на нефть. Аналитики ЦБ РФ отмечают, что осенью рост инвестиционной активности продолжился. «Динамика индикаторов инвестиционной активности в сентябре 2016 года продолжила улучшаться, несмотря на сдерживающее влияние структурных факторов и слабого спроса»,— констатируют в Центробанке.

Инвестиционное «потепление» во многом зависит от действия властей на местах. Так, в правительстве Ростовской области подписано постановление о новом порядке господдержки инвесторов проектов, стартующих с нуля. «Инвестор из нашего региона, из другого региона РФ, зарубежный, который заявляет и реализует в Ростовской области проект свыше 100 млн руб., получает право после эксплуатации проекта на гарантированное возмещение ему половины всех его затрат на техприсоединение. По газовым сетям, по водопроводным сетям, по электроснабжению, по водоотведению»,— рассказывает министр экономического развития Ростовской области Максим Папушенко.

Инвесторам становятся интересны и территории опережающего экономического и социального развития (ТОСЭРы). Как отметил в ходе конференции, организованной ООО «Коммерсантъ-Юг», Максим Папушенко, если инвестор инвестирует в свой проект в таких же объемах (свыше

100 млн руб.) на территории Гуково (город, имеющий статус ТОСЭР), то он получит возмещение 80% всех затрат, которые он понесет. Ростовская область — единственная территория, создавшая такие условия для потенциальных инвесторов. «Уже сегодня официально подтверждены три резидента ТОСЭР — это крупное швейное производство с объемом инвестиций свыше 2 млрд руб., предприятие стройиндустрии и машиностроительное предприятие по производству полуприцепов»,— комментирует Максим Папушенко.

Улучшение показателей инвестиционной активности аналитики ЦБ связывают в том числе с продолжающимся смягчением неценовых условий кредитования корпоративных заемщиков.

Рынок кредитования оживляется

С марта текущего года ключевая ставка ЦБ, составлявшая в начале 2016 года 17%, начала плавно снижаться и в конце сентября достигла 10%. Банк России формировал оптимистические прогнозы о том, что наименее благоприятная ситуация в внешнеэкономической сфере и на внутреннем рынке уже преодолена. Это давало основания предполагать дальнейшее снижение ключевой ставки до конца осени. Однако 28 октября 2016 года заседание совета директоров Центробанка вынесло вердикт о сохранении ключевой ставки на прежнем уровне в связи с тем, что «наличие инфляционных ожиданий в потребительском сегменте, ослабление стимулов граждан к сбережению, неопределенность бюджетной политики в части индексации зарплат и пенсий формирует существенный риск невозможности достижения показателя инфляции в 4% по итогам 2017 года».

Параллельно со снижением ключевой ставки государство предпринимает меры для стимулирования кредитования реального сектора экономики. Так, начальник управления по взаимодействию с МСП-банком, разработке и продвижению продуктов Корпорации МСП Артем Андреев отмечает, что гарантийная поддержка корпорации уже доказала свою эффективность в достаточно жестких экономических условиях. «Программа финансирования 6,5% (программа кредитования под сниженный процент. — Прим ред.) была увеличена с 75 до 125 млрд руб., и при сохранении темпов наращивания кредитования у нас есть понимание, что ЦБ и дальше будет поддерживать данную программу. Очевидно, что наращивание объемов в размере дополнительных 50 млрд руб. в 2017 году не заставит себя ждать»,— констатирует Артем Андреев.

Иван Демидов

эксперты

«Необходимо принятие жестких политических мер»




Михаил Хазин, экономист, президент компании «Неокон»:

Та модель, которая в нашей стране действовала за очень небольшим исключением с 1991 года и которую мы называем либеральным финансовым капитализмом, исчерпала свой потенциал. Действительно, сначала все выглядело привлекательно. В 2000-е годы цены на нефть стали расти, и валютные доходы России стали расти — пошли иностранные инвестиции. Но к 2008 году обнаружилось, что все доллары, которые мы получали, идут на возврат тех самых инвестиционных вложений. Инвестиционные долларовые машины для России остановились. И роста уже быть не может, потому что уровень иностранных инвестиций не обеспечивает простого воспроизводства экономики, а внутренние инвестиции у нас запрещены, не формально, но фактически: повышением налогов, увеличением административного давления, высокой ставкой кредита и т. д. Это целенаправленная политика.

Появляется два вопроса: можно ли что-то сделать, и если можно, то как? Можно, конечно. Нужно сделать рублевым инвестиционный заем. Поскольку без инвестиций экономика существовать не может, нужны региональные инвестиционные валюты, которые бы заменили доллар как источник внутренних инвестиций. Теоретически нам надо создавать новую модель инвестиционного процесса с опорой на региональную валюту.

Мы ее начали создавать (Таможенный союз, Евразийский экономический союз). Но человек, который это делал, Сергей Глазьев, был отставлен, как только начал добиваться успеха. И движение остановилось. При этом объективные процессы продолжаются. Мы видим, что происходит на Западе, где Турция хочет наладить экономические отношения с Россией. И на Востоке в сторону России разворачиваются Япония и Корея — это страны, ориентированные на внешний рынок. Рынок ЕС для них по разным причинам закрыт. Кроме того, в ЕС отказались включить Турцию. Это означает, что рано или поздно рынок ЕС и для нее закроется. Единственный перспективный партнер в этом случае — Россия.

У нас есть возможности, но люди, которые должны заниматься их реализацией, делают прямо противоположное. Мы сегодня видим, как целенаправленно разрушается банковская система. Это означает, что в регионах не будет своих банков. Малый и средний бизнес не может существовать без возможности получить кредит хотя бы на оборотные средства. А своего регионального капитала нет.

Часто на разных уровнях звучит фраза, что нам необходима модернизация экономики. Это так. Но что такое модернизация? Это личная ответственность. А какова логика бюрократов и либералов? Они все время принимают массу законов, смысл которых: «Мы ни за что не отвечаем». Задача либеральных чиновников — не допустить модернизации с увеличенной ответственностью.

Это ситуация, в которой мы находимся. Никакой модернизации быть не может.

Вывод: в стране происходит экономический спад, и без радикального изменения экономической политики остановить его невозможно. Нужно сделать рубль инвестиционной валютой, это может нам обеспечить на 20 лет рост на 7–8% в год. Но для этого надо радикальным образом изменить ту команду, которая определяет экономическую политику. Это требует принятия достаточно жестких политических мер.

Если не произойдет радикальной кадровой правительственной смены, то мы опять свалимся в ситуацию постоянного спада. Дальше возможны разные варианты: от сценария 1991 года до сценария столетней давности, то есть русского бунта, бессмысленного и беспощадного.

«Сколько будет стоить рубль сейчас и в перспективе»




Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари»:

Просадка российской экономики по итогам трех кварталов текущего года оценивается в 0,7%, до нулевых значений, как видно, все еще очень далеко. Дефицит бюджета России все еще выше бумажных значений. Согласно официальным заявлениям, в 2016 году показатель не должен превышать 3% ВВП. К концу октября он составлял около 4,1% ВВП.

Последние три месяца рубль преимущественно укреплялся в парах с иностранными валютами. Этому способствовали как минимальная инфляция в России, сформировавшаяся за счет многослойных факторов, так и довольно нейтральный внешний фон.

Российская экономика имеет сырьевой экспортный характер. Курс рубля зависит от стоимости нефти.

В стоимости рубля есть и геополитическая составляющая. Чем прозрачнее и спокойнее внешняя политика государства, тем ниже риски инвесторов при покупке валюты этой страны. В настоящий момент российские геополитические риски минимальны.

В декабре компании стараются рассчитаться по зарплатам и бонусам. Часть этих денег по традиции будет конвертирована в валюту, схема влияния на рубль все та же. Третий важный момент — это исполнение российского бюджета. Текущая стоимость рубля бюджету очень невыгодна.

И четвертый фактор заключается в собственной переоцененности рубля. Рано или поздно рублю придется возвращаться к объективным значениям, и важно, чтобы это движение не имело характер лавины. Три прошедшие взрывные девальвации многому научили монетарных политиков. Однако контролируемое ослабление российской валюты все еще является самым доступным и быстрым механизмом для выравнивания фискальных параметров в России.

В идеальной валютной картине доллар сейчас должен стоить около 70 руб.

И еще один значимый момент, который нельзя обойти вниманием. Весь мир стоит на территории сильного доллара и низких цен на сырье. Стабилизация внешних факторов, скорее всего, является временным наблюдением. И сильная валюта внутри слабеющей экономической системы тоже, следовательно, временное явление.

Влияние стоимости рубля, нефти, доллара, внешнего фона — все это находит отражение в состоянии российской экономики. Для Ростовской области курс валюты особенно важен, так как, в силу специфики географического положения многие региональные предприятия ориентированы на экспорт.

В текущем сельскохозяйственном году Россия пока остается лидером в мире по экспорту пшеницы. В этом есть серьезный вклад и Ростовской области, это одна из важнейших точек роста региона. По данным Минсельхоза, в 2016 году будет собрано около 117 млн т зерна, из них на экспорт уйдет около 35 млн т. Экспортеры зерна из ЕС и США остаются у России за спиной даже с учетом несколько ухудшенного прогноза: изначально считалось, что на экспорт уйдет 40 млн т. Чтобы успешно конкурировать на мировом рынке зерна, нужно работать над его качеством, сейчас покупатели отмечают его достаточно низкий уровень. Доля фуражного зерна остается значительной, из-за этого теряется часть рынка. Ростовская область вполне может развиваться в эту сторону и получить в результате постоянных долгосрочных партнеров. Естественно, что это только одна сторона из всего спектра точек опоры региона. Но в свете курсовых разниц и перетока рыночного спроса вопрос улучшения качества зерна выходит на принципиально новый уровень.

«При существующей структуре управления я не вижу эффективных стратегий для регионов»




Григорий Бегларян, трейдер, управляющий активами, партнер швейцарской консалтинговой компании Medelle SA:

До осени 2017 года каких-то изменений в экономике не произойдет. Можно ожидать инерционного всплеска экономической активности. Во многих российских регионах, которые инвестируют в сельское хозяйство (а это практически весь юг России), инвестиционные проекты дошли до финальной стадии и начнут приносить отдачу. С их стороны пойдет спрос на продукцию машиностроения, металлургии. Соответственно, неплохой экономический всплеск покажут регионы, имеющие эту составляющую в экономике,— Урал, часть Сибири, Черноземье.

А дальше все будет зависеть от состояния валютного рынка. Текущая конъюнктура не предполагает каких-то эпических ослаблений рубля, если, конечно, власти не поддадутся соблазну дать некий импульсный толчок и ослабить рубль искусственно, как они это уже делали. Но сейчас это явно не в их интересах, так как Минфину РФ на следующий год надо размещать очень много своих долговых обязательств.

Из неожиданностей можно отметить, что товары агрокомплекса в экспортных статьях частично заместили падение углеводородов. У нас в этом году рекордный объем экспорта продукции АПК, который стабилен, несмотря на то что курс рубля стал укрепляться, а это всегда негативно влияет на экспортеров в любой отрасли.

Не будь у нас бездумной либеральной политики, которая позволяет вывозить российские капиталы нашим резидентам за рубеж, у нас был бы очень сильный счет платежного баланса.

В текущем году Россия поставила рекорд по экспорту зерна, и в этом немалый вклад южных регионов. Однако зерновой экспорт сам по себе ничего не значит. Стоит понимать, какая категория зерна идет на экспорт. С учетом того, что погодные условия при сборе урожая были уже не очень хорошими, можно предполагать, что часть урожая не в очень хорошем состоянии. Это зерно частично пойдет под фураж, частично — вообще под пятую, самую низкую, категорию. Соответственной будет и цена. Поэтому объем экспорта в тоннах вовсе не говорит о количестве полученных денег.

Для южных регионов сельское хозяйство в теории привлекательный объект для инвестиций. Это очень сложный, трудоемкий и долго окупаемый объект, но он перспективен с точки зрения будущих мировых тенденций, потому что продовольствие всегда будет в цене, и спрос на него будет только расти. Но те, кто начинает этот бизнес, должны иметь либо доступ к «длинным деньгам», либо какие-то другие возможности, позволяющие какое-то время держать убыточный проект с прицелом на будущее. Проблема в недостаточной поддержке сельского хозяйства. То есть на бумаге это огромные бюджетные вливания, но с точки зрения процентного соотношения дотации сельскому хозяйству — это копейки: около 4% от всего объема госдотаций. Для сравнения: в Европе — 40%,

в США — 50%. Кроме того, нет прямой поддержки крупных агрохолдингов. Бюджетные дотации получают регионы, которые говорят о поддержке средних и мелких фермеров. Но это не всегда правильно, потому что мелкий фермер никогда не сможет самостоятельно накормить город. У него нет опыта, размаха, нет возможности брать дорогие кредиты. Повлиять на всю эту ситуацию могут только структурные изменения в будущем.

Что касается дальнейшего экономического развития, при существующей структуре управления в целом я не вижу эффективных стратегий для регионов. Регион может действовать в рамках своих полномочий, которые ему то расширяют, то убавляют. Все движения в региональных экономиках сегодня связаны с реализацией того или иного инвестпроекта, который регион сумел заполучить. Чтобы изменить ситуацию, местное самоуправление на уровне отдельных муниципалитетов должно иметь намного больше полномочий. По такому принципу, например, была проведена реформа управления в Германии. У нас же вертикаль власти привела к тому, что сейчас зависимость от бюрократического аппарата велика настолько, что изменить все это в одночасье просто не получится.



Источник публикации: КоммерсантЪ

ПОДЕЛИТЬСЯ: