23-24 марта 2016
«Ломоносовский корпус» МГУ. Тема: «25 лет рыночных реформ в России и мире. Что дальше?»
ВОЗМОЖЕН ЛИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ, ИННОВАЦИОННЫЙ РЫВОК В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ САНКЦИЙ?

Дата публикации: 21.08.2014

Интервью с экспертом МЭФ Сергеем Глазьевым.

Возможен ли технологический, инновационный рывок в условиях экономических санкций? Эксклюзивное интервью на эту тему газете «Вести» дал советник президента России, известный российский экономист, Сергей Глазьев.

-- Сергей Юрьевич, мы в определенной степени импортозависимы. Как, по вашему мнению, отразится запрет импорта на дефиците нашей экономики?

-- Во-первых, по многим видам продукции, которая сегодня попала под ограничение, у нас есть свои производственные мощности. Это практически весь спектр сельскохозяйственной продукции, за исключением тропической и других экзотических видов, которые у нас не произрастают. И проблема здесь не в том, что у нас не хватит мощностей для импортозамещения. Главная проблема в том, что нам не хватает кредитов. Нашим товаропроизводителям для того, чтобы расширить производство, нужны кредиты. Поэтому сам по себе протекционизм, появившийся так неожиданно для наших товаропроизводителей, может оказаться не благом, а проблемой, если Центральный банк не изменит денежно-кредитную политику. Сегодня нужно не поднимать процентные ставки, а снижать их, расширять кредиты. Причем выдавать кредиты не на одну неделю, как это делается нашими денежными властями, а исходя из научно-производственных и производственных циклов изготовления продукции. Для сельского хозяйства, например, цикл составляет целый год. Сельскохозяйственному предприятию нужно иметь на год кредитов для того, чтобы подготовится к посевной, посеять, а затем собрать урожай. Поэтому, если мы хотим, чтобы у нас было реальное импортозамещение без роста цен, то необходимо дать агропромышленному комплексу и другим отраслям, которые сегодня получают возможность развития от импортозамещения, достаточный объем дешевых долгосрочных кредитных ресурсов.

-- Для нас будут потери, это очевидно. А какие потери ожидаются для иностранных поставщиков?

-- Для иностранных поставщиков естественно потери будут, потому что за последние 15 лет в российской торговле начали доминировать торговые сети. И эти торговые сети мы запустили со всего мира. В отличие от многих стран, которые не пускают к себе на рынок иностранные торговые сети, мы сделали такую грубую ошибку, потому что вслед за иностранными торговыми сетями пришел иностранный товаропроизводитель. Европейская сеть, которая привыкла брать товары из определенных источников в Европе, даже находясь в Москве или в другом крупном городе, продолжает тянуть сюда товары, исходя из той логистики и тех процедур снабжения, которые у нее сформировались. Возникает парадоксальная вещь. Московский молочный завод в Московской области, который снабжал раньше своей качественной продукцией элитные распределители ЦК КПСС, Совета Министров и т.д., банкротится, а торговые сети гонят сюда порошковое молоко. Вопрос смены всей структуры торговли неизбежно сегодня встает ребром, и важно, чтобы это изменение торговой структуры произошло в пользу наших товаропроизводителей, которые делают более качественные продукты питания, чем их иностранные конкуренты.

-- Реально ли это сделать при заявленной в стране инфляции в шесть процентов?

-- Важно, чтобы рост производства поспевал за уходом иностранных производителей и торговцев. Для этого нужны, во-первых, кредиты, во-вторых, налоговые льготы тем предприятиям, которые вкладывают свои деньги в расширение производственных мощностей, а для этого надо расчищать товаропроизводящую сеть. Наша товаропроводящая сеть сегодня сильно обременена коррупцией, злоупотреблениями, в том числе и организованной преступностью. Товаропроизводителю, который, к примеру, выращивает помидоры или арбузы в Астраханской области, довести их до Москвы практически нереально. И если посмотреть «ножницы цен» (дисбаланс цен между товарами), которые сегодня у нас есть в агропромышленном комплексе, то диву даешься. Помидоры на грядке стоят в десять раз дешевле, чем помидоры, которые продают на прилавках Москвы. При этом получается, что в Москве мы видим сплошь иностранную продукцию. По арбузам такая же картина. Разница по молочным продуктам в четыре раза, по мясным -- в два, в два с половиной раза. У нас возникла гигантская разница между отпускной ценой товарной продукции и ее себестоимостью, на которой паразитирует организованная преступность, мафиозные структуры, не пускающие товаропроизводителя на рынки крупных городов. Организационные монополии, которые захватили в основном иностранные крупные сети, ну и, наконец, коррупция, которая тоже мешает нормальной связке деревня—город. Так что здесь можно предпринять меры, которые позволят резко увеличить не только объем производства, но и объем продаж и при этом резко сократить издержки на доставку продукции из села в город. Эта работа, которой должны заниматься все. Не только федеральные власти, которые ввели ограничения на импорт, но и региональные и муниципальные власти, которые должны этим ограничением воспользоваться в интересах развития собственной экономики.

-- Известно ли, что может войти во второй пакет санкций России против Запада?

-- Это зависит от того, какая будет реакция со стороны Европейского Союза. ЕС сегодня слепо идет по пути американцев, которые втягивают мир в новую мировую войну. США сегодня объективно заинтересованы сбросить свои экономические трудности на весь мир. Они проигрывают конкуренцию с Китаем и стремятся удержать под своим контролем Европу.
Америка сознательно втягивает Европу в новую конфронтацию, в мировую войну и тем самым усиливает свое влияние в Европе. Европейская политическая элита привыкла жить под диктатом США, она до сих пор не перестроилась. Уже нет ни Варшавского Договора, ни Берлинской стены, но по-прежнему европейская политическая элита, которая выросла в годы «холодной войны», продолжает смотреть на Россию как на врага, и американцы образ врага всячески раздувают.
Этот ответ на санкции Запада является таким холодным душем для Европы. Политика открытости и политика интеграции, которую Россия проводила все последние 20 лет, привела к тому, что возникла очень серьезная кооперация между Европейским Союзом и Россией. ЕС -- наш крупнейший партнер не только в торговле, но и в финансах и технологиях. И расчеты, которые мы предъявили европейским коллегам, показывают, что в случае полномасштабных санкций против России по примеру Ирана, к которым призывают Европу американцы, ЕС теряет около триллиона евро!!! При этом больше всех теряют прибалты -- самые крикливые наши партнеры. Эстония, к примеру, теряет больше, чем весь годовой объем ВВП страны. Прибалтика в целом теряет половину валового продукта. Германия теряет больше всех по номиналу порядка 270 млрд евро. Понятно, что европейский бизнес уже в шоке от этих предложений, а когда еще Россия дала ответ – это еще дополнительные потери. Поэтому Европа в случае продолжения войны против России рискует очень сильно провалиться и экономически, и социально. И решение российского руководства по ответным мерам – это, по сути, первое предупреждение, и хочется надеяться, что больше предупреждений не потребуется.

--Скажите, а известно, что будет с Мечелом? И какие шаги собираются предпринять российские власти?

«Ме́чел» — российская горнодобывающая и металлургическая компания. Она объединяет производителей угля, железорудного концентрата, стали и проката. Продукция реализуется на российском и зарубежных рынках.
-- Для корпорации, которая слишком сильно зависит от иностранных кредитов, очень важно создать соответствующие механизмы замещения кредитов. Мы говорим об импортозамещении сейчас, о замене европейских мясомолочных продуктов товарами российскими, Таможенного союза, из третьих стран. Но, кроме импортозамещения товарного, существует проблема импортозамещения кредитного. Из-за слишком жесткой, неоправданной костной денежно-кредитной политики значительная часть наших корпораций ушла кредитоваться за рубеж. И хотя российское государство расплатилось по внешним долгам, но из-за того, что Центральный банк России не предоставляет в нужных масштабах и по подходящим ценам кредитные ресурсы для развития экономики, все лучшие российские корпорации ушли кредитоваться за границу, в основном в Европу, где процентная ставка в несколько раз дешевле и кредиты можно брать не на одну неделю, а на три года, на пять лет и спокойно жить и рассчитываться. Этот механизм оказался под угрозой. В интересах корпораций, в интересах государства и российской экономики нужно как можно быстрее провести импортозамещение кредитов. Заменить внешние кредитные ресурсы внутренними кредитными ресурсами. Ведь дело не в бюджете. Кредитные ресурсы создаются не за счет бюджетных денег, а кредит создается за счет экономической активности. Основой для эмиссии денег во всем мире сегодня в передовых странах, странах финансово мощных являются обязательства. Деньги создаются под обязательства предприятий, под обязательства государства. Американцы в основном создают деньги под обязательства государства, поэтому в той мере, в которой мы используем доллары, мы субсидируем американское государство. Европейцы деньги создают не только под обязательства государства, но и под обязательства компаний, под корпоративные обязательства. То же самое делают Япония и Китай. И нам необходимо уходить от заскорузлой денежной политики, ориентированной на покупку чужой валюты, к своей суверенной денежной политике, где кредит создается за счет внутренних источников, а основой этих внутренних источников являются внутренние обязательства предприятий и государства.
Санкции Запада о прекращении кредитования российской экономики из внешних источников могут быть убийственными, если мы не заменим внешние источники внутренними источниками кредита, для этого у нас есть все объективные возможности.

-- Каково значение встречи, которая прошла в Севастополе в рамках Столыпинского клуба?

-- Это рабочий разговор. Я здесь приглашен как эксперт. Никаких решений здесь не принималось. Просто наши севастопольские друзья, которые сегодня размышляют над развитием города, над формированием программ, пригласили обсудить их видение долгосрочного развития Севастополя. Надеюсь, что наше участие для них было полезным.
Конечно, концепция развития Севастополя должна будет еще не раз обсуждаться и просчитываться, возможно, будет не все так просто, как на бумаге, и этот слишком смелый план некоторые вновь назовут амбициозным.
Николай БУТКИН, "ВЕСТИ"

Источник публикации: ВЕСТИ

ПОДЕЛИТЬСЯ: