Кремль решил начать спасать экономику страны, но слишком поздно

Дата публикации: 29.11.2019

В ситуации экономической стагнации России на авансцену вышел известный своим радикализмом помощник президента Путина Андрей Белоусов. Он сформулировал три условия, необходимых для экономического роста хотя бы в 3%. В правительстве наверняка «заёрзали». Но сможет ли Белоусов убедить кабинет министров?

По мнению помощника президента, первой группой мер для повышения экономического роста должно стать удешевление кредита. Для этого необходимо снизить ключевую ставку Центробанка с нынешних 6,5% до 5%. Поскольку инфляция в начале 2020 года ожидается на уровне 3%, такое вполне возможно, уверен автор предложений.

Второй пакет мер предусматривает улучшение инвестиционного климата в стране путем защиты бизнеса от незаконных действий силовиков и ввода в действие «регуляторной гильотины» (упрощение регулирования бизнеса). Ранее с просьбой не использовать силовиков в своих «разборках» к коммерсантам обращался глава МВД Колокольцев.

И, наконец, последняя группа мер направлена на укрепление бизнеса кадрами и новыми технологиями. С нехваткой инженеров страна справилась, утверждает чиновник, а вот с рабочими специальностями совсем швах. Напомним, о грозящем России кадровом дефиците говорил недавно патрон Белоусова — президент Путин.

Мотивы выступления Белоусова понятны. Экономический рост хотя бы в 2−3% в последнее время стал недостижимой мечтой. Правительство не в состоянии обеспечить такой уровень и пытается хоть как-то скрасить картину, манипулируя цифрами статистики. Так может кабмину стоит попробовать рецепт путинского помощника?

При этом, говоря о необходимости роста экономики нельзя забывать, что это не должно превращаться в самоцель. В конце концов экономика функционирует для людей, а не наоборот. Так вот несмотря на низкий прирост ВВП, платежи в бюджет и наполняемость Фонда национального благосостояния (ФНБ) увеличились в последние годы очень серьезно.

Отчасти это случилось благодаря умелым действиям России в рамках ОПЕК+, что позволило удержать высокую цену на нефть и набить кубышку ФНБ до 7% от ВВП. Отчасти благодаря хорошей работе налоговиков, сумевших за пять лет увеличить сбор налогов на 40%. В результате профицит бюджета превысил 3 трлн рублей.

Но все эти достижения, понятные макроэкономистам, практически никак не сказались на благосостоянии широких народных масс. Простым людям не жарко и не холодно от того, что государственные закрома лопаются от денег — им от этого богатство мало что перепадает. Напротив, еще и отняли то, что они имели в результате пенсионной реформы. Да и реальные доходы падают.

Таким образом, в стране есть не столько проблема экономического роста, сколько справедливого перераспределения доходов приносимых этим ростом в бюджет. Вот над чем в первую очередь должен думать и помощник президента. Сам Путин уже думает — на днях он призвал повысить реальные доходы граждан. А вот Белоусов пока отстает.

Также есть сомнения в том, что в правительстве прислушаются к помощнику президента. Его предыдущее громкое предложение изымать часть сверхприбыли у корпораций, разбогатевших на девальвации рубля вызвало бурю возмущения в олигархической среде и было быстро «слито» солидарными усилиями чиновников-либералов и крупного бизнеса.

Это неудивительно. Идеология финансово-экономического блока правительства предполагает уход государства из экономики, распродажу максимального количества госактивов, а не завуалированную реприватизацию, что фактически предлагал тогда Белоусов. Скорее всего, и его нынешнее, уже менее радикальное предложение ждет та же судьба.

Но может вмешается Путин?

По мнению экономиста, публициста Юрия Болдырева, рекомендации Белоусова мало что значат для правительства Медведева.

— Предложение помощника президента радикально ближе к жизни, чем предложения министра финансов, министра экономического развития и председателя Счетной палаты, которые предлагают срочно все приватизировать. Это якобы чему-то поможет. Но если бы президент считал нужным прислушиваться к предложениям Белоусова, то он назначил бы этого человека не помощником, а вице-премьером по экономике, премьер-министром и т. д.

То есть помощники, говорящие правильные слова отдельно, а должностные лица, уводящие нас совершенно в сторону от того, что реально может как-то помочь экономике — отдельно. И конечно, рычаги управления у должностных лиц, а не у помощников.

«СП»: — А может слова Белоусова — это такой способ донести позицию президента до правительства? Типа, действуйте вот такими методами…

— Ни в коем случае. Дело в том, что должность Белоусова не называется «переводчик с языка президента на язык правительства». Эта должность называется «помощник президента» в том смысле, что если президент хочет, то он может прислушаться к своему помощнику и затем надавать по голове должностным лицам. Но ничего такого в планах президента пока не замечено.

«СП»: — Что можно сказать о содержательной стороне предложений Белоусова?

— Конечно, помощник президента частично прав по сравнению с министрами экономики, финансов и председателем Счетной палаты. Но это далеко не вся правда — то, что он сказал. Прежде всего надо защитить на перспективу вероятный гарантированный заказ на производимую продукцию. То есть защитить свой внутренний рынок. Это надо было делать не сегодня, а вчера и даже позавчера. Но, к сожалению, на такую крамолу помощник президента не способен.

А вот руководитель партнерских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко не видит принципиального противоречия в предложениях правительства и помощника президента.

— В одном из последних выступлений глава Банка России Эльвира Набиуллиназаявила, что страна набрала наилучшую форму с точки зрения ценовой и финансовой стабильности. Тем не менее этих «нулевых» условий для роста недостаточно для того, чтобы выполнить поручение президента по ускорению роста ВВП до среднемировых 3%. Поэтому вслед за планом структурных реформ от министра Минэкономразвития Максима Орешкина свои рецепты успеха предложил и советник президента по экономике, бывший глава МЭР Андрей Белоусов.

Самый важный момент, в чем созвучны идеи Орешкина и Белоусова — это улучшение инвестиционного климата. И это не прогресс в рейтингах Всемирного банка, а создание тех же базовых предпосылок, которые написаны в любых учебниках по макроэкономике, — защиты частной собственности и независимой судебной системы. Именно эти вопросы имеют первостепенную важность, иначе эффект от остальных мер будет носить половинчатый характер.

Помощник президента предложил умерить давление силовиков, однако важны детали, поскольку предыдущие призывы к правоохранителям «перестать кошмарить бизнес» принципиально ситуацию не изменили. Запуск «регуляторной гильотины», которая предполагает отказ от старых требований и «палочной» системы также позволит создать благоприятную среду для ведения бизнеса. Но, как и в случае с первой мерой это действительно станет работать, когда у предпринимателя появятся механизмы борьбы с неправомерными требованиями.

«СП»: — А что можно сказать про снижение ключевой ставки?

— Удешевление стоимости заимствований должно быть адресована Банку России, в задачи которого входит борьба с инфляцией, а не поддержка экономического роста. Либо одно, либо другое, усидеть на двух стульях никак не получится. И здесь просто следует признать, что, когда будут созданы все предпосылки для снижения ключевой ставки до более близкого к инфляции уровня, она будет снижена. Пока этому мешают сохраняющиеся высокими инфляционные ожидания.

И правительство своими действиями (повышение НДС, а теперь и ускорение бюджетных трат) лишь откладывает этот момент. На уровне исполнительной власти уменьшать стоимость кредитных ресурсов для бизнеса можно через специальные институты развития, например, тот же МСП Банк. Однако, как показывает статистика по выделенным средствам и опросы предпринимателей, этот механизм работает удовлетворительно.

«СП»: — И наконец кадры, которые, как известно, решают все…

— Повышение доступности технологий для бизнеса и обеспечение предприятий кадрами — это то, чем должно заниматься правительство на макроуровне. «Расшивкой узких мест», снятием инфраструктурных ограничений, среди которых и не всегда правильно функционирующий рынок труда, который готовит не тех специалистов и не того уровня, который нужен экономике. Также как и предоставление доступа к технологиям, создание инкубаторов и акселлераторов — это все вместе создаст отложенный синергетический эффект.

Государству нужно заниматься созданием условий для бизнеса, а не заниматься бизнесом. Пока же наблюдается совершенно противоположное — по оценкам главы Счетной палаты доля государства за 10 лет увеличилось с 10 процентов до 47−48 процентов. А это ухудшение уровня конкуренции, двигателя экономического роста, и больший уровень сопротивления тем структурным реформам, которые могут нести угрозу бизнесу с госучастием.

По мнению руководителя группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий Марка Гойхмана, предложения советника президента заслуживают безусловного внимания.

— Меры, предлагаемые Андреем Белоусовым, действительно крайне необходимы. Каждая из них бьет по одной из самых болевых точек, тормозящих развитие. Но эффект может быть лишь в том случае, если они будут реализованы в совокупности.

Например, уменьшение ставок по кредитам исключительно важно само по себе для привлечения средств в реальную экономику, повышения производственного и потребительского спроса. Однако только низкие ставки не решат проблем, если плох инвестиционный климат. У многих компаний есть свободные средства, но их рискованно вкладывать из-за низкой рентабельности, монополизма в продажах и доступе к рынкам.

Однако, предлагаемые необходимые меры, во-первых, недостаточны для достижения планируемого эффекта, а во-вторых, вряд ли выполнимы только в рамках самих данных направлений.

«СП»: — Поясните, пожалуйста…

— Например, улучшение инвестклимата и инвестиционного спроса невозможно без развития конкуренции, снижения доминирования и доли государства в экономике с нынешних 47%, до менее 40%, реальной поддержки малого и среднего бизнеса, ощутимого повышения доходов населения и для формирования потребительского спроса, и для увеличения «качества человеческого капитала» как ресурса роста.

Таким образом, проблемы глубже, и они известны. Помимо перечисленных, это еще и несовершенство и сложность налоговой системы, зависимость судебной системы от исполнительной власти, слабость защиты собственности и прав предпринимательства, коррупция и проч. Рост экономики в необходимых масштабах можно обеспечить лишь при глубоких комплексных преобразованиях.

О некоторых деталях влияния актуальной налоговой политики на бизнес-практику нам рассказал основатель компании «Голдман Колсантинг» Вадим Голдман.

— По поводу снижения давления на бизнес со стороны силовых органов Андрей Белоусов прав. Но давление силовых органов на бизнес происходит из-за того, что почти все бизнесы в России уходят от налогов из-за невменяемого соотношения того, что требует государство и того, что дает взамен. Поэтому бизнесменам приходится пользоваться услугами обнальных фирм, чтобы хоть как-то зарабатывать.

«СП»: — Обналичивание? Но ведь это незаконно?

— Объясню на примере схемы обнала через бытовую технику: в Россию везут тоннами бытовую и компьютерную технику у которой есть РРЦ (рекомендованная розничная цена), которая считается топ-менеджерами в Европе и Америке из расчета что все участники рынка должны зарабатывать. Но эту технику покупают через дистрибьюторов розничные онлайн и оффлайн магазины, в том числе и всем известные сети, которые за наличные деньги продают ее дешевле, чем покупали.

Да на первый взгляд схема работает в минус, но после этого наличные деньги продают нуждающимся предпринимателям, чтобы они смогли обойти те официальные драконовские налоги от государства (НДС, НДФЛ и т. д). В итоге мы получаем полностью убитый рынок бытовой электроники, предпринимателей, которые все равно вывели свои деньги и не экологичную прокладку в виде обнальщиков.

Пока не будет вменяемой налоговой системы, как например в США с прогрессивной шкалой налогообложения и полным отсутствием налогов при старте бизнеса, когда вся прибыль реинвестируется обратно, мы так и будем страной черного нала с бесконечным круговоротом абсурдности госслужащих и такого вот бизнеса.

В свою очередь ведущий аналитик QBF Олег Богданов резонно указывает, что благое пожелание множества квалифицированных кадров для российской экономики власти следовало начинать реализовывать загодя, а не в момент угрозы рецессии.

 — Не думаю, что перечисленные меры (снижение ставки, инвестиционный климат, доступность технологий и обеспечение кадрами) являются ключевыми для обеспечения устойчивого экономического роста. Как показывает международный опыт, европейский в частности, снижение ставки, даже в отрицательную зону, не решает проблемы экономического роста.

«СП»: — Например?

— Германия при нулевой ставке, хорошем инвестиционном климате, доступности технологий сейчас находится на грани технической рецессии. Аналогичная ситуация уже много лет в Японии, по этому же пути идут и США.

«СП»: — Тогда где, в чем искать источники экономического роста?

— Думаю, что проблема гораздо глубже, искать причины слабого роста нужно в других областях: демографических и социальных. Квалифицированные кадры, о которых говорит помощник президента Андрей Белоусов, должны сначала появиться на свет. С учетом падения рождаемости в стране и старении населения через несколько десятилетий вообще никаких кадров не будет. Это общая глобальная проблема.

Комментарий редакции: Сперва следует подчеркнуть, что предложения помощника президента, касающиеся активизации экономического роста, носят половинчатый характер. Конечно, они должны быть реализованы. Но для решения базовых проблем надо устранять корешки, а не вершки. Без национализации стратегически важных отраслей экономики, без выхода России из ВТО невозможно добиться ни получения государством финансовых ресурсов, необходимых для решения приоритетных социально-экономических задач, ни укрепления полнокровного экономического суверенитета и, как следствие, ни устойчивого развития, ни повышения уровня и качества жизни народа. Это первое. Второе — мы солидарны с мыслью, что вряд ли предложения Белоусова будут воплощены в жизнь. В статье приведён пример того, как его инициатива, касающаяся изъятия сверхприбыли у сырьевых компаний в бюджет, была фактически заблокирована. Так же поступят с остальными идеями Белоусова. Ведь финансово-экономический блок правительства контролируется наследниками гайдаровцев. Да и сам президент тоже придерживается неолиберальных экономических воззрений. Что можно ожидать от политического ставленника Ельцина? И вообще, пока власть принадлежит криминально-компрадорской буржуазии. доктрина «вашингтонского консенсуса» продолжит доминировать. Данная политика привела к тому, что Россия сидит на сырьевой игле. А это является залогом доминирующего положения олигархии.



Источник публикации: КПРФ

ПОДЕЛИТЬСЯ: