3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Акаев Аскар
Россия и страны Евразийского экономического союза должны действовать в опережающем темпе
Акаев Аскар

Уважаемый председатель, уважаемые коллеги. Как известно, его инициатива была связана налаживанием партнерства в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества, Евразийского экономического союза, с выходом на страны Юго-Восточной Азии, Японию, Южную Корею, страны АСЕАН. А на Западе – Европейский союз.

Естественно, основной компонентой в большом евразийском партнерстве является Шанхайская Организация Сотрудничества. Я в своем докладе как раз хочу сконцентрироваться именно на будущем потенциале Шанхайской Организации Сотрудничества. Как известно, Шанхайская Организация Сотрудничества была создана в 2001 году по инициативе России и Китая с целью обеспечить стабильное и безопасное развитие на неспокойном, огромном Центрально-Азиатском регионе.

Сегодня Шанхайская организация является одной из самых авторитетных региональных межгосударственных объединений, и мы видим, как повышается интерес Шанхайской Организации Сотрудничества, с вступлением года два назад в эту организации Индии, Пакистана. Сегодня ШОС возглавляет три великие державы, можно сказать, три цивилизации – китайская, индийская и евразийская во главе с Российской Федерацией.

И, конечно же, та очередь, которая стоит в Шанхайскую организацию, а на очереди сегодня Иран, Афганистан, страны Ближнего Востока. Изъявили желание такие страны, как Египет, Сирия, Израиль и многие другие, стать партнерами по диалогу в Шанхайской Организации Сотрудничества. Это все свидетельствует о возрастающем интересе к этой крупнейшей и авторитетнейшей региональной межгосударственной организации.

Очень важно подчеркнуть, что Шанхайская Организация Сотрудничества – это организация совершенно нового типа. Это организация, которая отвечает вызовам XXI века и в основе отношений в Шанхайской Организации Сотрудничества лежат прогрессивные принципы, которые названы шанхайским духом. Это, в первую очередь, равенство государств-участников этой организации. Невмешательство во внутренние дела других государств. Это взаимное доверие, взаимное сотрудничество в целях взаимной выгоды. Как видите, самые прогрессивные, самые справедливые принципы лежат в основе этой организации. И поэтому она сегодня является привлекательной организацией. Мы видим очень много государств, которые хотели бы присоединиться.

Сегодня мы видим, что Шанхайская организация как раз наиболее эффективно обеспечивает стабильное безопасное развитие в своем регионе, и, конечно, расширение этой организации на Запад. Как мы видим, вступление Ирана, стран Ближнего Востока и далее, будет распространять, я это утверждаю. Считаю, что как раз эта организация способна решить проблемы нерешенные, которые остались от XX века. Это и проблемы Афганистана, это и проблемы Ближнего Востока по обеспечению стабильного, безопасного, процветающего развития на огромном Евразийском всем континенте.

До последнего времени, конечно, слабинкой Шанхайской организации можно было считать экономическую составляющую. Она, действительно, не соответствовала заявленным целям при создании этой организации в 2001 году. Но вот в 2013 году председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин выступил с эпохальной инициативой по созданию нового Великого шелкового пути. Шелкового пути, который призван преобразить в геоэкономический и геополитический ландшафт всего Евразийского континент. И можно полагать, что в значительной мере эта цель, наверно, будет достигнута уже в первой половине XXI века, а именно в 30-40-х годах нашего столетия.

Естественно, что эпохальный проект, выдвинутый Китаем, «Один пояс – один путь», который состоит из двух суперпроектов – «Экономический пояс Шелкового пути», и «Морской Шелковый путь» XXI века. Они призваны, в первую очередь, оживить, усилить как раз экономическое измерение Шанхайской Организации Сотрудничества, с одной стороны. С другой стороны, конечно же, Китай рассчитывает таким образом оживить внешнюю торговлю, тогда как Соединенные Штаты Америки хотят ограничить эти возможности Китая созданием Трансатлантического и Транстихоокеанского инициатив. Но мы видим, что в отличие от этих западных инициатив – Транстихоокеанского и Трансатлантического торгового партнерства, что опять же в основе выдвинутого Китаем проекта «Экономический пояс Шелкового пути», лежат совершенно новые принципы, отличные от тех, которые лежали в соответствующих инициативах Запада в XX и начале XXI века.

А эти принципы – это расширенный состав тех же принципов, которые легли в основу шанхайского духа. Более того, китайское правительство предлагает учесть максимальным образом интересы всех тех стран, которые присоединятся к проекту «Экономический пояс Шелкового пути» и даже оказать содействие и помощь. Эти принципы формулируются следующим образом, что китайское правительство готово идти на совместные консультации, совместное планирование, совместное строительство и совместное обоюдовыгодное строительство, и эксплуатацию нового Великого шелкового пути. И мы видим, что эти принципы как раз отвечают интересам всех стран, которые, конечно, окажутся на новом Шелковом пути XXI века, и этим китайская инициатива кардинальным образом отличается от тех принципов, которые заложены в американской инициативе Трансокеанского и Трансатлантического партнерств.

И замечательно, что Российская Федерация в числе первых государств поддержала эту инициативу Китайской Народной Республики. И мы с вами хорошо помним, что два года назад в мае 2015 года лидеры двух государств – президент России Владимир Владимирович Путин и председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин подписали совместное заявление о сопряжении проекта «Экономический пояс Шелкового пути» и Евразийский экономический союз.

Многие эксперты считают, что это историческое решение. Решение состоялось, но, конечно, теперь его надо воплощать. Воплощать Китай, мы видим, намерен осуществить этот проект в полной мере так, как это задумано. Мы это видим даже по огромным объемам финансовых ресурсов, которые планируется направить на осуществление «шелковых проектов». Посмотрите, только один Банк развития Китая объявил, что до 2020 года, то есть предстоящие четыре года, будет финансировать «шелковые проекты» в объеме около 1 трлн американских долларов. Это огромная сумма. Один триллион на создание нового Шелкового пути XXI века, и мы видим, что намерения Китая весьма серьезны.

Самое главное, уже запущены демонстрационные проекты. Один я назову в Пакистане – начато строительство крупнейшей гидроэлектростанции, которая будет вырабатывать 700-800 мегаватт энергии, которая будет стоить примерно 2 млрд долларов.

Сегодня китайская компания «Три ущелья» знаменитая, начала строительство этой электростанции как раз на той самой реке, которая, вы помните, несколько лет назад затопила практически всех процветающие оазисы Пакистана, когда унесло более 2 млн животных. И пострадали очень многие районы. Так вот, эта электростанция, кроме электроэнергии, очень нужная для развития Пакистана, навсегда исключит из жизни пакистанского народа такие наводнения, которые приносили ранее очень много бед. Один из демонстрационных проектов, который уже начат.

Поэтому, конечно, перед Россией, Российской Федерацией, а Российская Федерация крайне заинтересована должна быть в реализации, в совместном сопряжении. То есть решение, которое уже принято лидерами России и Китая, именно в опережающем темпе, я считаю, что Россия и страны Евразийского экономического союза должны действовать в опережающем темпе. Сегодня нас очень тревожит, что мы, наоборот, опаздываем. Если мы будем опаздывать, Китай настроен очень серьезно. Он будет строить новый Великий шелковый путь, и мы окажемся странами транзита этого Великого шелкового пути. Через наши страны пройдут транспортные коридоры, высокоскоростные железнодорожные, автомобильные и прочие. И мы окажемся просто транзитом на этом новом караванном пути шелковом XXI века.

А мы должны ставить задачу, чтобы Россия и евразийские страны стали бы партнерами. Они бы встроились в эту цепочку строящегося нового Шелкового пути, стали бы одними из главных логистических центров и индустриальных баз на новом Шелковом пути. Чтобы просто оценить каковы будут объемы торговли на новом Шелковом пути, я назову только одну цифру, которую назвал как целевую, председатель Си Цзиньпин. Он объявил, что к 2030 году на новом Шелковом пути объемы торговли Китая со странами на этом пути должны удвоиться.

А что это означает? Сегодня объем торговли Китая со странами на предполагаемом Шелковом пути составляет примерно 1 трлн 250 млрд американских долларов. Представьте себе сумму. К сожалению, я не буду называть обороты, которые приходятся на страны ЕврАзЭС, она, к сожалению, мизерна сегодня. Поэтому мы опаздываем. А через 15 лет, в 2030 году удвоят. Это означает, что торговый оборот на Великом шелковом пути Китая со всеми странами будет 2,5. Только Китая! Я не беру, ведь подключится Европейский союз. Конечная цель Китая – это довести Шелковый путь до европейского покупателя, богатого покупателя, который будет покупать товары, так же, как это было на древнем Великом шелковом пути.

Вы помните, Китай экспортировал шелк, фарфор, а все золото Запада текло в обратном направлении, в Китай. Сегодня Китай ставит ту же цель. Поэтому, конечно, из тех хоты 2,5 трлн, конечно, мы должны были бы львиную долю торгового оборота оставить в России и странах Евразийского союза. И тогда они бы процветали. У них был бы развит экспорт, добавленная стоимость и, конечно, это привело бы к резкому улучшению жизненного уровня, так, как это и было в оазисах на пути древнего Великого шелкового пути, где оседали товары, оседали знания, инновации, на Великом шелковом пути.

Поэтому я считаю, что такое сопряжение Евразийского экономического союза, потенциала, и нового «Экономического пояса Шелкового пути» Китая, оно, конечно, открывает колоссальные возможности для будущего динамичного развития экономик на Евразийском континенте. Юрий Владимирович здесь хорошо сказал, что это партнерство предполагает охватить весь континент, от стран АСЕАН на востоке до Англии на западе, которая сейчас вышла из Европейского союза, и, слава Богу. Она присоединится в следующем уже к этому большому евразийскому партнерству. И в этом я вижу такой локомотив динамичного развития в XXI веке.

Но мы, к сожалению, страны Евразийского союза, сегодня очень запаздываем. У нас нет четко сформулированных стратегий до сих пор. Китай уже имеет стратегию конкретную. Более того, как я уже привел пример, он уже начал осуществлять эту стратегию. Поэтому я призываю всех, кого волнует, интересует этот вопрос, что мы должны бить тревогу, что мы должны бы развиваться опережающими, идти навстречу этому эпохальному проекту и встраиваться в него, как партнер полноправный, который бы представлял собой один из важнейших логистических центров. И, самое главное, индустриальных баз.

Посмотрите, все достижения интернет-технологий, интернет-индустрии, Китай предполагает, что новый Шелковый путь будет строиться на базе интернет-индустрии. То есть по нему не будут идти караваны с товаром, как на древнем Великом шелковом пути. А по нему пойдут программы. А товары будут печататься непосредственно по соседству употребителя на 3D-принтерах. Я так для доступности грубо говорю. Но примерно так будет происходить. Поэтому я призываю активизировать нашу деятельность, чтобы в странах Евразийского союза так же динамично приняли участие в этом эпохальном проекте, который может стать мощным локомотивом для экономического развития и повышения жизненного уровня наших народов.

Спасибо огромное за внимание. Если есть интерес, я в письменном виде представляю, можете подойти, вот здесь забрать.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: