3-4 апреля 2018
Российская академия наук.
Жуковский Владислав
Нам нужно снять с себя титул сырьевой колонии
Нам нужно снять  с себя титул сырьевой колонии

Сегодня говорим про новую финансовую политику шире, чем принято говорить в отдельности о денежной, кредитной, процентной, валютной политике. Поговорим и о системе государственных финансов, и о федеральных региональных бюджетах, о налоговой политике, бюджетной политике, в целом, обо всех финансово-экономических аспектах того, что мы сегодня, с одной стороны, имеем, куда мы пришли. С другой стороны, какую макроэкономическую политику финансовую нужно проводить, чтобы, наконец-то, не носить этот титул сырьевой колонии, и не на словах, а на деле, заняться новой индустриализацией, модернизацией - всем, что было много раз нам всем обещано, но, к сожалению, воз и ныне там.

Я так понимаю, что определенные общие точки соприкосновения есть. Это, прежде всего, конечно, изменение самой системы целеполагания, системы координат. Тех целей и задач, которые ставятся перед новой финансовой политикой. Причем, смотреть на нее надо шире. Не только денежно-кредитная политика, процентная, валютная, но и налоговая, бюджетная политика, политика в области регулирования обменного курса рубля, в области регулирования движения капитала. Ну, тут спорный вопрос, он еще дискутируемый. Тем не менее, с акцентом на прямые инвестиции, с трансфером технологий, с меньшим акцентом на спекулятивный горячий капитал, на кредиты и займы из-за рубежа.

Само собой, переход к ЦБ развития. Дешевый рубль либо дорогой рубль – это очень спорная идея. Здесь есть плюсы и минусы и там, и там. Но у нас появилось какое-то конкурентное преимущество при дешевом рубле, которое нужно суметь реализовать, не откатившись обратно к более крепкому рублю и более высоким издержкам производства, более высокой инфляции.

Поэтому нам нужен дешевый кредит, низкие процентные ставки, дешевое государство, не с точки зрения коррупции, заноса взяток, но именно с точки зрения административных барьеров, низкие налоги на реальный сектор экономики, на производство, инвестиции, создание новых рабочих мест, на высокопроизводительные рабочие места с повышением налогов на потребление и на сверхдоходы. Должно быть выгодно производить и инвестировать, а не потреблять и вывозить за рубеж. Плюс ко всему – ключевая процентная ставка, стоимость кредита, которую должен таргетировать ЦБ. Не таргетировать инфляцию, торпедируя реальный сектор, бизнес, сельское хозяйство, машиностроителей, а именно таргетируя экономический рост, таргетируя инвестиции, долгосрочные процентные ставки, и параллельно – инфляцию. Чтобы была система сдержек и противовесов.

Тем не менее, эти процентные ставки должны быть не выше в 3-5 раз нормы рентабельности в реальном секторе экономики, как сейчас, а должны быть ниже. Кредит должен быть дешевле, чем отдача на капитал в реальном секторе. По крайней мере, в 3/4 отраслей промышленности либо секторов экономики.

Плюс ко всему – преодоление процентных ножниц, как было правильно сказано Владимиром и нашими докладчиками. Что эти ножницы уже двадцать пять лет существуют. У нас, действительно, все капиталы, инвестиции, лучшие умы, технологии, устремлялись именно туда, где есть сверхприбыль, сверхдоход, рента. Это нефтегаз, металлургия, нефтехимия, оптово-розничная торговля. И при этом вымывались деньги, ресурсы, мозги, знания, технологии из высокотехнологичных отраслей. И эти ножницы нужно ломать. В том числе, чтобы там ставка по кредиту была ниже, чем норма рентабельности.

Разные есть общественные организации, деловые сообщества, которые сегодня формулируют мысль индустриального нэпа. Если угодно – идея конвергенции. Взять лучшее из либерально-рыночной экономики из того, что было в нашей истории. Это совмещение, с одной стороны, полного раскрепощения малого и среднего бизнеса и поощрение частной инициативы внизу, на низовом и среднем уровне, вне стратегически значимых секторов экономики. И при этом мощная мобилизация всех государственных ресурсов – финансовых, человеческих, технологических, производственных, инфраструктурных – с тех стратегических высот, которые имеются: нефтегаз, металлургический комплекс, естественные монополии, отдельные направления в финансовой системе – они тоже обсуждаются.

И вопрос зависимости ЦБ. Как правильно сказал Юрий Юрьевич, не бывает абсолютно независимого института госвласти.

Все они, так или иначе, зависимы. Либо напрямую, либо косвенно. Зависимости должны быть перекрестные, сложные. Возможно, имеет смысл обратиться отчасти и к нашему собственному опыту, и к опыту Японии, где должны учитываться интересы не только финансового сектора при принятии решений ЦБ. Я так понимаю, что даже их интересы не учитываются особо. Там какие-то свои собственные интересы. И отдельных маргиналов и тех, кто приближен к кормушке.

Здесь должна быть, с одной стороны, зависимость и от общества через Госдуму, и от государства через ту макроэкономическую политику, которая проводится государством в целом. Это учет денежно-кредитной политики, промышленная политика, так называемая, mondustrial policy, денежно-промышленная политика, которая сейчас очень активно обсуждается за рубежом, переход к этому направлению.

В целом, учет всех компонентов финансовой политики, будь-то денежно-кредитная, налогово-бюджетная, какая угодно, с долгосрочными целями социально-экономического и научно-технического развития страны.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: