3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Нигматулин Роберт
Главный инвестор – это всегда народ
Нигматулин Роберт

Коллеги, я начну несколько с другой стороны. Представим себе, что мы имеем снаряд, и хотим, чтобы он далеко улетел. Мы можем совершенствовать этот снаряд, и в основном наши иностранные гости об этом говорят, как его усовершенствовать. Но если мы не имеем прочного, мощного ствола, то по всем законам физики и механики, если даже мы его бойком ударим, то центр масс останется на месте. Отлетит туда, отлетит туда, и все останется на месте. Это очень важно.

Начну я несколько с другого. Как-то в аэропорту я увидел первый номер этого года журнала «Forbes». Стив Форбс, который является владельцем и главным редактором этого журнала, написал следующие слова, которые меня поразили. Он пишет, что «Поразительная неспособность экономистов и политических лидеров оценить, чем сегодня болеет большинство экономик, и назначить правильное лечение, удручает и свидетельствует об их: 1) твердолобом отказе изучить факты; 2) глубинной эмоциональной приверженности фальшивым идеям; 3) умственной лени.

Я осмеливаюсь это сказать. Конечно, это не относится к присутствующим. Более того, он утверждает, что кризис 2008-2009 годов не преодолен, и такого ущербного восстановления никогда не было.

Один пример. Вот одна проблема, которой занимался в частности мой брат Булат Искандерович. Экономисты, энергетики в 2008-2009 году начали создавать стратегию развития энергетики. Взялся за нее очень пробойный человек Чубайс. Он обладает массой преимуществ по сравнению со многими, с которыми мне приходилось сталкиваться – напорный, талантливый человек. И он создал эту стратегию, против которой начал выступать мой брат, потому что она в четыре раза превышала производство электрогенерирующих мощностей, чем это нужно для экономики, потому что если ты имеешь некую программу развития своего производства и производительных сил, то для нашей структуры экономики процент и процента роста производства нужна примерно треть производства электроэнергии. Он ни у кого не мог найти поддержки. В конце концов, эта программа была принята, экономисты ее одобряли, в том числе отделение экономики, в том числе и отделение энергетики в РАН ее одобряли, подписывали. Прошло несколько лет, и смотрите. Верхняя кривая – это Чубайс. А потом она ступеньками, ступеньками все понижалась и понижалась, и в конце концов свелась к тому, что говорил мой брат. Причем сейчас он встречается с академиками, говорит: «И дальше нужно это учесть», а они начинают говорить всякое, что «Это сложные связи», и так далее. Непонимание экспериментальных фактов – это поражает.

Во что это обошлось? Подумаешь, не запланировал. 15 ГВт мощностей у нас сейчас стоит, значит, их нужно содержать. А самое главное – были взяты кредиты, подняты цены на электроэнергию, потому что нужно же инвестировать в это все, а это обошлось в 2,5 трлн. рублей. Это четверть века содержания Академии наук. Поэтому когда Стив Форбс говорит об этом – справедливо ведь. Причем он русских не трогал, он только ругал тех. Обратите на это внимание. Но, к сожалению, его упреки относятся к нам.

Олег Николаевич уже говорил об ужасных вещах, которые творятся у нас в экономике, но я приведу только самое ужасное. Самолетов производили 1700, но было очень много военных. Во время Горбачева это упало примерно в два раза, и это, наверное, было бы нормально, а сейчас несколько десятков. Сравните. И мы потеряли отрасль фактически, которая определяет инженерный интеллект нашего народа. Про поголовье скота – это понятно. Самое печальное, что у нас происходит падение ВВП, а все экономисты говорят о стагнации. Какая стагнация? Падает! Раз падает потребление электроэнергии, раз падают инвестиции в основной капитал, раз падает объем грузоперевозок, о какой стагнации приходится говорить? Господа экономисты, вы оглянитесь все-таки. У нас уже два года происходит падение ВВП, а проценты всегда у нас подгоняются.

Меня вчера очень разочаровало выступление Титова по поводу бизнеса. Я всегда с интересом его слушал, и он говорил правильные вещи. «У нас выросла эффективность добычи нефти». Господа, 600 млн. нефти Советского Союза управлялось с Софийской набережной, а сейчас Софийская набережная – только одна «Роснефть». У нас все эти «Лукойлы», выросли гигантские офисы. Упала эффективность управления нефтяной промышленностью, а мы воспринимаем это так. Все эти падения соответствуют Василию Васильевичу Леонтьеву, межотраслевым балансам. Но современные экономисты даже не знают, что это есть такое, потому что это математика.

Руслан Семенович давал замечательное интервью Познеру. На вопрос «О чем сожалеете?» Руслан Семенович очень верно сказал: «Что плохо знаю математику». Экономисты, действительно, вам нужно очень сожалеть, и нужно молодых людей отправлять на мехмат учить математике, потому что вы на это неспособны.

Эффективность.. Да у нас вся экономика неэффективна. При советской власти, руганой-переруганной, эффективность на рубль инвестиций получали 4,2 рубля, а сейчас 2,7, в Украине 1,95. Мы иногда с Русланом Семеновичем дискутируем, Руслан Семенович за демократию, а я воде как за тоталитарный, за диктатуру. Господа, я тоже пользуюсь благами современной демократии, в любой момент еду заграницу, но я готов этим пожертвовать, чтобы не творилось то, что сейчас есть. Говорю при свидетелях, потому что то, что творится – это уму непостижимо.

Сколько говорят об этих инвестициях, о совершенствовании, и наши иностранные гости тоже говорят, правительственные фонды и так далее, но почти никогда не говорят, что единственный двигатель всех инвестиций, всех инноваций рыночной экономики – это платежеспособный спрос. Почему об этом мы так мало говорим? Ведь это нужно обеспечить. А отсюда следуют выводы.

Второе. Мы говорим об инвестициях, что нужно привлечь каких-то банкиров. Да причем здесь банкиры? Главный инвестор - это всегда народ, который получает сбалансированную зарплату. Почему такие простые вещи вы не говорите?

Это же важнейший факт, из которого все остальное следует, что делать. Поэтому главная причина всех экономических кризисов – это недостаточный, несбалансированный покупательский спрос, который определяется фондом оплаты труда 95% народа. 5% - это супербогачи, их нельзя в фонд оплаты труда включать. Хочешь инвестиции? Подумай, как это обеспечить.

Президент про программу сказал – 20-25 млн. высокотехнологичных мест. Господа, а кто купит эти продукции? Я уж не говорю, что трудно будет найти квалифицированных людей, но даже если вы найдете, пригласите из Америки, оплатите, то кто купит? Об этом нужно подумать, ведь это самое главное, и этого нет.

А чем это характеризируется? Давайте начнем с великой Америки. В 1927 году накануне кризиса центильный коэффициент был 18,7 (пускай 20). Центильный надо смотреть, а не децильный, ведь это доля доходов, которая приходится на процент богатейших. Преодолели кризис, в 1973 году образовался к этим годам зажиточный класс, прошли эйзенхауэрские реформы, где по некоторым статьям доходов американцы платили до 90% от своих доходов. Построили великую Америку с дорогами, очень удобную для жизни, и так далее. Сейчас опять 20. Вот вам и кризис. И все эти говорения, что у них растет ВВП – да, растет на 2-3%, но разве это американский рост, разве это американская мечта? Опять богатый класс научился уводить свои доходы в те финансовые структуры, о которых вчера говорила Оксана Генриховна.

А что у нас? У нас как всегда хуже, чем в Америке, это абсолютно точно. Несмотря на тот антиамериканизм, который сейчас у нас царствует, я хочу сказать, что я не люблю американское правительство, гораздо сильнее не люблю, чем свое.

Руслан Гринберг: Как это?

Роберт Нигматулин: Вот так, даже сильнее не люблю, но Америка – это великая страна, у нее надо учиться.

Теперь центильный коэффициент у нас по моим оценкам не 20% сейчас, а 0,4-0,5%, потому что богатые это умеют делать.

Сергей Бодрунов: Лучше, чем американцы, получается.

Роберт Нигматулин: Еще хуже, к сожалению. Мой брат посчитал, кто на первом месте по количеству миллиардеров на единицу ВВП. На втором месте мы.

Второе по поводу покупательского спроса. Балансы. Чтобы были инвестиции, чтобы у нас росло, улучшалось образование, минимальная зарплата – 1000 литров бензина. Я каждый раз об этом говорю – как в стену горохом. Это же важнейший факт. А средняя зарплата – примерно в два раза, чем минимальная. Отсюда, смотрите, и килограмм простого хлеба – три-четыре литра бензина. Тогда Константин Анатольевич Бабкин и будет иметь возможность инвестировать, потому что продавая сельскохозяйственную продукцию, он сможет выделять деньги на инвестиции. А сейчас – нет, поэтому и тракторов нам не нужно. Зачем нам трактора? Мы все купим. И не надо думать, что у нас достаточно зерна. Чтобы зерна было достаточно для нормальной страны – тонна на душу, а мы производим 90-100, и хвастаемся, что мы его вывозим. Потому что, во-первых, раньше то, что вывозили в Армению и республики - это считалось внутренними поставками, а сейчас это экспорт. Второе – нет скотоводства. Поэтому вывозим и зависим. Зарплата профессора – три средних зарплаты. А вы мне назовите такую страну, где бы зарплата профессора составляла 1/10 от зарплаты депутата Парламента. Это говорит о том, что мы создали такое чиновничье государство, которое никогда никаких инвестиций не обеспечит. Поэтому, что бы мы ни говорили про «Android», информационные технологии, что бы нам ни говорили иностранные гости здесь, такие детали – это все совершенствование этого снаряда. Ствола нет – снаряд никуда не полетит. Поэтому чтобы обеспечить инвестиции, чтобы обеспечить образование, для этого нужен передел доходов, как это ни неприятно. И Руслан Семенович тоже говорил про прогрессивную налоговую шкалу. Делать это надо постепенно и решительно. Это простые вещи. Доходы богатых не должны быть ликвидированы, ни в коем случае, я не против богатых. Кстати, я тоже небедный человек, но моя зарплата не может никак сравниться с зарплатой депутата Парламента, даже моя, хотя я считаю себя небедным. Во что должна перейти? Конечно, в бюджет, в оплату труда. И тогда через оплату труда покупатель и будет обеспечивать инвестиции. Банк только может ускорить, под проценты дать, а если нет, то какой же банк будет инвестировать в сельское хозяйство. Предприниматели из сельского хозяйства уходят, и невозможно не уйти от этого дела. Эта схема – уменьшенные доходы, оплата труда, госбюджет – обеспечит и машиностроение, и все прочее.

И последнее. Самое печальное, и это мы должны зафиксировать жестко: упал интеллектуальный и теоретический уровень народа и молодежи. Я сейчас читаю лекции на мехмате – хорошие ребята, ничего не могу сказануть, потому что на мехмат поступить очень тяжело, но их уровень, те интеллектуальные мышцы слабее того, что было 20-30 лет тому назад. Молодежь нужно заставлять учиться. Не нужно следовать либеральной схеме, которая царствует в Америке, где я тоже преподавал. А зачем учить молодого человека синусам и косинусам, если он будет таксистом? Это неправильно. Тогда при мне: плохо учишься? Пионерская организация, комсомольская организация. Вызывают маму. Мама не помогает? Папу вызывают. Если папа не помогает? Начальник парторганизации ему говорит. Эта система заставления должна быть, потому что мы ленивые, и я тоже такой был. И если бы не было давления, я бы не стал академиком, если бы не было папы у Паганини такого жестокого, не было бы Паганини, поэтому заставлять нужно обязательно.

Дальше теорема. Предприятием должен управлять инженер, а не экономист, юрист и финансист. Это обязательно.

И последнее из последних. Каждый раз надо говорить: «Делаю предприятие». Кто купит? Вот такой вопрос должен быть, как у Гамлета «Быть или не быть». И спрос, спрос, спрос! И если говорить о народе, то нужно обеспечивать спрос, повышая зарплату, обеспечивая финансирование жилья. Это первейшая сейчас для народа необходимая отрасль. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: