3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Ли Юньцюань
Экономический пояс Шелкового пути - это стратегия Китая
Экономический пояс Шелкового пути - это стратегия Китая

Прежде всего, я должен выразить благодарность профессору Акаеву. Аскар Акаевич прекрасно понял, правильно понял суть китайской инициативы «Экономического пояса Шелкового пути». Повторять уже не стоит. Я хочу подчеркнуть следующее. Первое. Это «Экономический пояс Шелкового пути» для внутри Китая это стратегия. Весь Китай уже пошел по этому пути. Конкретизации не будет. А для внешнего мира это лишь инициатива. Это не амбициозный геополитический проект, – это лишь экономическая инициатива, я не отрицаю, что, в конечном счете, примет геополитический смысл.

Второе. Часто спрашивают, какой маршрут. Китай разработал маршрут. Для меня маршрут всегда не определен. Он определяется конкретными проектами. Третье. Шелковый путь строится по принципу рыночной экономики. Следующее, самое главное. Успех зависит от сопряжения стратегии развития. Есть стратегия развития, – будут проекты. Без сопряжения, стыковки стратегии развития все разговоры остаются пустыми словами.

Возьму пример. Сопряжение развития стратегии между Китаем и Казахстаном. В 2013 году была выдвинута инициатива «Экономического пояса Шелкового пути». В следующем году президент Назарбаев выдвинул свою стратегию. Называется «Новая экономическая политика – Нұрлы жол – Светлый путь». Логика, смысл, содержание совпадает с китайской инициативой.

Отсюда без больших трудностей получается 52 проекта между Китаем и Казахстаном. Одна треть из них уже реализуется. Другой пример, между Россией и Китаем. Отраслевое сопряжение, энергетическое сотрудничество. Десять лет назад один из руководителей энергетической отрасли России мне сказал, что экспорт из России в Китай нефти есть потолок 20 млн тонн. Больше не отвечает интересам России, потому что означает, что Россия зависима от китайского рынка.

Дорогие друзья, в прошлом году из России Китай экспортировал 52 млн тонн сырой нефти. Почему? Потому что Россия скорректировала, изменила свою стратегию энергетики. Китайский рынок для них не угроза, а преимущество, шанс. Вот насчет Шелкового пути, хочу сказать еще. Большая Евразия. В прошлом году 25 июня, когда президент Путин совершал визит в Пекин, был подписан документ, где написано: Китай и Россия готовы строить всеобъемлющее евразийское партнерство. В этом же году, 7 ноября премьер Китая Ли Кэцян совершил визит в Россию. Опять была совместная интеграция. Об этом тоже упоминал.

Какое содержание? В этих документах большая Евразия и Евразийское партнерство не такая, как Караганов, или как российские ученые сказали, что от Лиссабона до Владивостока. Нет такого пространства. А просто там напоминают, что приглашаем в ШОС, ЕАЭС, АСЕАН. Если получится, то в ШОС 18 стран, – шесть наблюдателей, шесть членов, шесть партнеров по диалогу. АСЕАН – 10. Там есть механизм: десять против три, десять против один. То больше тридцати стран уже. А конкретно как видится это большое Евразийское партнерство? Мы не знаем. Мы должны конкретизировать. Мы с вами должны это сделать. Если получится эта работа, я уверен: XXI век – не век АТР, не век Китая, а век Евразии. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: